23 октября 2021, 20:49 Суббота
Нижний Новгород, +10

Репортажи

Война за детей: драки, проколотые колеса, встречные заявления

13:18, 06 апреля 2021

Мы уже рассказывали о конфликте, произошедшем между разведенными супругами, Анной и Русланом Темирбулатовыми, когда бывший муж приехал, забрал несовершеннолетних детей и не вернул даже после судебного заседания по этому делу, решения суда и исполнительного листа, который выдали матери. Приставы не торопились исполнять решение и возвращать детей матери, и в итоге женщина была вынуждена выйти на одиночные пикеты напротив ГУ МВД и областного управления ФССП, чтобы привлечь внимание к себе и своей проблеме. Руслан детей прячет, но при этом уверен, что они хотят жить с ним, а не с бывшей супругой и ее сожителем. История неоднозначная, официальные органы, похоже, зашли в тупик в своем отношении к этому конфликту – а между тем, отношения «бывших» только ужесточаются. 

По теме

За последние пару месяцев ни органы опеки, ни профильные госорганы не предприняли практически никаких шагов по выполнению требований исполнительного листа или хотя бы сближению позиций экс-супругов. Немного странно, если учесть, что в иных случаях карательные меры применяются быстро и эффективно, а здесь – словно все, кто должен, закрыли глаза и ничего не хотят делать, раз всё куда-то движется и без их участия. Вопрос – куда…

Первой нам в редакцию позвонила Анна Темирбулатова и рассказала, что подверглась нападению. Последний месяц она настойчиво продолжала обращаться в различные инстанции, но пока не получила никакого вразумительного ответа. На данный момент дети живут с отцом, ходят в школу, хотя есть решение суда, по которому они должны проживать с матерью. На прошлой неделе она отправилась в школу чтобы попробовать забрать детей после уроков.

– У меня ничего не получилось, – рассказывает Анна. – Детям нынешняя жена моего бывшего мужа крикнула: «Бегите!» – и они разбежались в разные стороны. Как от чёрта. Что они делают с детьми и что им про меня рассказывают, если они от меня так убегают? Да нормально это разве, мне за ними гоняться? И сын уж взрослеет, меня скоро догонит. Расстроенная уехала. А вечером пошла к машине и вижу – колеса проколоты. Я подхожу ближе, выходит бывший муж. Я бегом от него, а он схватил, потащил меня к своей машине и пытается запихнуть меня в багажник, колотит со словами: «Ты мне за всё ответишь!» Хорошо у меня баллончик был с собой, я только при помощи его и смогла убежать. Поздно вечером пошла фиксировать побои и писать заявление в полицию.

Совсем другую версию событий нам рассказал по телефону бывший муж Анны Руслан Темирбулатов, с которым сейчас живут дети и который также пишет заявления в полицию на свою бывшую супругу. По его словам, решение суда о возврате детей не вступило в законную силу, потому что он обжаловал это решение и намерен добиваться пересмотра дела.

– Совсем не так было дело, - говорит Руслан Темирбулатов. – Моя супруга с детьми возвращалась из школы, а Анна Николаевна вместе со своим сожителем напали на нее, избили, у нее сотрясение мозга, ушиб грудной клетки, по этому поводу написано заявление, есть фото- и видеоматериалы. Но спасибо, помогли окружающие люди, и Анна Николаевна со своим сожителем скрылись с места преступления. А вечером мы с супругой поехали по предполагаемому месту жительства Анны Николаевны, увидели ее автомобиль, сидели, ждали их появления. Когда они появились, мы звоним в полицию, пытаемся их удержать, но они, пользуясь перцовым баллончиком, нас облили, дезориентировали и скрылись. Вот так всё было.

Понятно, что взгляды на ситуацию у участников конфликта диаметрально противоположны, однако непонятным остается другое: если закон уже высказался на эту тему, то почему решение суда не исполняется? Можно допустить, что дети действительно хотят остаться с отцом, но почему нужно совершенно по-дикому их вывозить из Шахуньи, отказываться возвращать, а потом не давать встречаться с матерью? Почему сначала не выстроить все отношения в правовом поле, а потом уже определять – с кем будут дети, а кто с ними будет только встречаться?

Отметим, что пока дети жили с Анной, она не препятствовала их встречам с бывшим мужем. Сейчас всё наоборот: Руслан Темирбулатов не допускает никаких встреч, утверждает, что все на его стороне – и приставы, и опека и полиция.  Однако исполнительный лист говорит совсем о другом, по крайней мере, формально.

Сколько ещё будет стычек, и во что они могут вылиться – сказать сложно. Госорганы, по всей видимости, начнут реагировать, когда «война за детей» перейдет в максимально острую фазу и – не дай бог! – затронет самих детей.


Роман Голотвин

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
Из-под небес на землю
Кучерявый, 15:33, 18 октября 2021
Боевая, или «черная», пропаганда допускает любое искажение реальных фактов ради решения...
Алексей Фоменко: в преддверии открытия парка "Швейцария"
admin, 00:01, 14 октября 2021
Уважаемая Вера! Это - материал из раздела блогов, содержащий личное мнение автора. Я как редактор...
Вопрос о принудительном лечении Алексея Поднебесного будет решаться в суде
Ekaterina, 20:09, 12 октября 2021
Вот пусть там и «даёт очко на секс» по первому требованию .
Алексей Фоменко: в преддверии открытия парка "Швейцария"
VERA PROSVIRNINA, 12:17, 12 октября 2021
Уважаемая редакция сайта. Вы правда считаете для себя нормальным публиковать материалы, которые...
Следствие по делу бывших руководителей транспортной полиции затягивается
Николай, 07:55, 25 сентября 2021
Знаю полковника Епишина А. В. как добросовестного руководителя. Алексей Валерьевич очен сильный...
toup