25 июня 2021, 03:12 Пятница
Нижний Новгород, +20

Интервью

Адвокаты Иосилевича: по двум из трех уголовных дел Михаила еще даже не допрашивали

21:31, 20 мая 2021

Сегодня адвокаты нижегородского бизнесмена и активиста Михаила Иосилевича в очередной раз оспаривали законность его содержания под стражей. Напомним, Михаила обвиняют в сотрудничестве с нежелательной организацией «Открытая Россия» - по версии следствия, с ней связано движение «Голос», которому Иосилевич сдавал помещение под предвыборные тренинги. Позже бизнесмена заподозрили еще и в сокрытии сведений о двойном гражданстве, а уже в этом году добавилось дело об угрозах жизни свидетелю: Ярослав Грач, сотрудничающий со следствием, написал заявление на Иосилевича, посчитав, что именно он звонил ему с угрозами. Сторонние эксперты неоднократно заявляли, что голос звонившего не принадлежит Иосилевичу, но следствие верит исключительно экспертизе УФСБ, которая основана на «многократном прослушивании» записи разговора.

По теме

«Дело Иосилевича» уже давно имеет всероссийский резонанс, но следователь Алексей Шлыков никуда не торопится. Сегодня суд оставил в силе решение о содержании Михаила в СИЗО до 28 июня. «Репортёр-НН» поговорил с адвокатами Иосилевича Татьяной и Даниилом Козыревыми о том, что в этом деле вызывает наибольшее количество вопросов именно с юридической точки зрения.


Михаил Иосилевич

– Даниил Геннадьевич, Татьяна Павловна, что сейчас происходит с «делом Иосилевича»? Со стороны такое впечатление, что оно стало какой-то привычной частью нижегородской реальности: вот затратно-растратная подготовка города к 800-летию, вот ковид-угроза с ее двойными стандартами, а вот главный политзаключенный Нижегородской области Михаил Иосилевич, сидящий в СИЗО ни за что. И, вроде как, все уже свыклись! А как всё выглядит изнутри?

Даниил Козырев: Михаила защищают несколько человек. Наша коллегия – мы с Татьяной Павловной. Алексей Матасов, который был с Михаилом с самого начала. И все мы в той или иной степени стараемся проявлять активность, чтобы это дело двигать вперед.

Срок следствия по этому делу продлен до конца июня, и получается, что следствие будет длиться минимум девять месяцев. При этом начиная с конца января Михаил находится под стражей. Следственные действия с нашим участием идут достаточно вяло. Возможно, следствие допрашивает каких-то других лиц, собирает другие материалы. Мы слышим об этих действиях только то, что слышат и другие нижегородцы: якобы прошли какие-то обыски в московских фирмах, которые как-то связаны с нашим делом, по мнению следствия. Но говорить о том, что дело идет интенсивно, я бы не стал. И к сожалению для нас, всё это время Михаил находится под стражей в следственном изоляторе.

– Чем следствие мотивирует продление срока содержания Иосилевича в СИЗО?

Даниил Козырев: Каждый раз одними и теми же основаниями – необходимостью продолжать следствие. Несколько раз нам говорилось, что нужно закончить политологическую экспертизу. Последний раз заявили, что экспертиза закончена и надо бы ознакомить с ней адвокатов. Сколько нужно времени, чтобы нам ознакомиться? Два-три часа. Ну, может, день… Однако, вот уже с 23 апреля и по сегодняшний день ситуация с экспертизой никуда не движется.

– То есть, по логике следствия, на время ознакомления адвокатов с экспертизой политологов подозреваемый должен сидеть в СИЗО?

Даниил Козырев: Ну, по логике следствия – да. К сожалению для нас, закон, вроде как, допускает такую возможность, но этот же закон не дает стороне обвинения это делать постоянно, из месяца в месяц. Кроме того, возбуждено же еще одно уголовное дело, связанное с угрозами свидетелю – и в рамках этого дела планируются еще какие-то следственные действия.

Татьяна Козырева: В ближайшее время мы подаем жалобу надзирающему прокурору – на основании статьи 6.1 УПК. Это нарушение разумности сроков предварительного расследования. В связи с чем такая жалоба подается? Само уголовное дело было возбуждено в сентябре прошлого года. Осенью же [против Иосилевича] возбудили второе уголовное дело – о непредоставлении сведений о двойном гражданстве. В апреле  этого года в отношении всё того же Иосилевича возбудили дело по угрозам свидетелю, причем проверку начали вообще еще в январе. Но! До настоящего времени обвинения ни по двойному гражданству, ни по угрозам не предъявлено – более того, он (Иосилевич – прим. РНН) даже не допрошен!

– Даже допроса еще не было?!

Татьяна Козырева: Да. Хотя именно из-за заявления свидетеля об угрозах Михаил и был заключен под стражу. Сидит с конца января – и даже допрошен не был! В сентябре делу уже исполнится год. Возмущает то, что сама фабула предъявленного обвинения по 284-й статье («Сотрудничество с нежелательной организацией» - прим. РНН) – несложная. Она не требует большого количества следственных действий. Это не убийство, не автодорожное преступление, чтобы долго расследовать!

Даниил Козырев: Здесь нет спора – Михаил же не отрицает, что сдавал помещение под мероприятие. Другое дело, что у него есть объяснение, что он сдавал не нежелательной организации, а движению «Голос» – на законных основаниях, по договору. Но фактов, которые необходимо установить следствию, действительно не так много.

Татьяна Козырева: Всего два момента необходимо установить: «сдавал – не сдавал» и «является ли «Голос» нежелательной организацией». Но ничего не делается! Всё ссылаются на необходимость получить заключение экспертов-политологов. Спрашиваю следователя: «Что вы делаете, чтобы ускорить работу экспертов?» Отвечает: «Ну, вот, они обещают с недели на неделю». Последние два срока продления содержания под стражей были основаны на том, что не было получено заключение экспертов.

– Но позвольте! Говорили же, что уже в конце апреля экспертиза была готова. Вы ее до сих пор не видели?

Татьяна Козырева: Нет! Может быть, она и готова – но нас не вызывают и не знакомят! Вот это и есть нарушение разумности сроков следствия. За это несут ответственность как прокурор, так и следователь и его начальство.

Даниил Козырев: Нарушение сроков разумности – или, говоря по-бытовому, волокита.

Татьяна Козырева: У них там всё дело – в одном томе!

Даниил Козырев: формально томов может, в виде плохочитаемых светокопий,  и больше, но содержательно  действительно один.

– Сколько времени нужно, по вашему мнению, чтобы подобное следствие провести, если без волокиты?

Татьяна Козырева: Два-три месяца! Ну, может быть, полгода максимум. У нас есть похожие дела в других регионах – там вообще всё за несколько дней расследуется!

– Это вообще исключительное и очень показательное дело. Еще год-полтора назад мало кто мог предположить, что дело с такой чередой неточностей и откровенных ошибок, допущенных следствием и прокуратурой, будет жить так долго. Несмотря на все белые нитки, ни о каком прекращении дела и речи не идет! Складывается ощущение, что следствие и не стесняется этих своих ошибок.

Татьяна Козырева: Нет!

Даниил Козырев: Меня больше всё-таки смущает затянутость следствия. Вот, например, по эпизоду о двойном гражданстве – мы уже давно документами доказали, что эта статья к Михаилу неприменима. Но в суде, когда решается вопрос о продлении содержания Иосилевича под стражей, вновь и вновь звучит название этой статьи. Это можно расценивать как сознательную попытку «вдолбить» окружающим и, в том числе, судьям, что у Иосилевича три статьи, что он вот такой злостный нарушитель. Эта манипуляция попросту неэтична. А то, что она незаконна – это мы, думаю, докажем.

– Чего еще можно ждать от следствия сейчас, каких «сюрпризов»?

Даниил Козырев: Нам просто хочется законных действий. И быстрых!

Татьяна Козырева: Мы же ведь еще настаиваем на проведении новой экспертизы по якобы угрозам свидетелю.

– Взамен той, которую провели в ФСБ «путем многократного прослушивания» голоса с угрозами?

Татьяна Козырева: Да, но следствие говорит: у нас нет оснований сомневаться в результатах этой экспертизы!

– Чудеса! У всех желающих, кто захочет посмотреть двухминутное видео и сравнить голос Иосилевича с голосом угрожающего анонима, сразу появятся основания для сомнений – зато следствию всё ясно!

Татьяна Козырева: Я направила жалобу на имя начальника следователя Шлыкова – но ответа до сих пор нет. Срок рассмотрения составляет три дня, а прошло уже несколько недель.

– А у вас есть такое право – требовать повторную экспертизу?

Даниил Козырев: Мы даже считаем, что это не право, а обязанность в данной ситуации. Формулировка следователя: «У меня нет оснований сомневаться», - она, конечно, милая в определенной степени, но при наличии нескольких параллельных исследований с прямо противоположными выводами сомнения вполне логичны. А все сомнения по закону трактуются в пользу обвиняемого.

Татьяна Козырева: Мы раньше не рассказывали, но в первый момент, когда мы занялись этим делом, у меня было желание заявить отвод следователю Шлыкову в связи с его личной заинтересованностью в результатах этого дела.

– В чем это выражалось?

Татьяна Козырева: Когда Иосилевичу меняли меру пресечения в январе, никаких экспертных заключений о том, что именно Михаил угрожал свидетелю Грачу, не было – было только заявление от Грача. И на основании этого заявления Иосилевича и посадили в СИЗО. Но на суде по изменению меры пресечения прокурор спросил следователя Шлыкова, слушал ли он сам запись телефонных разговоров с угрозами и что он по этому поводу думает. «Я, - говорит, - задаю вам вопрос не как следователю, а как гражданину». И Шлыков отвечает: «Как следователь я не могу вам отвечать, но как гражданин – я услышал там голос Иосилевича!»

– А зачем вообще прокурор задает такие вопросы в суде?

Татьяна Козырева: Ну, я думаю, он тут ошибку совершил. Наверное, хотел усилить свою позицию еще одним мнением. Но то, как ответил Шлыков, свидетельствует о его личной заинтересованности в результатах этого дела. В принципе, это основание для отвода.

Даниил Козырев:  Мы с  Михаилом решили, что пока отвода следователя не нужно требовать – но возможность такая есть. И отказы Шлыкова назначать дополнительную экспертизу, возможно, связаны именно с тем, что он не хочет демонстрировать, что, ну, буквально, если можно так выразиться, «опозорился» в публичном процессе.


Александр Пичугин

 

Комментарии
Веселов Игорь Вячеславович 15:00, 23 мая 2021
Уважаемые юристы - адвокаты. А почему по вашему клиенту не работают 125 УПК РФ? "Стесняетесь" каждый отказ и/или бездействие по 124 УПК РФ - как папа Вашего клиента делает - в суд. 3 суток по 124 УПК РФ - нет ответа - 125 УПК РФ в суд. Развалите дело по двойному гражданству в прокуратуре до уровня прокурора Региона. Что Вас сдерживает?! Престиж, "взаимодействие" с СУ СК?
Как то не открыто работаете.
ответить на этот комментарий
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
Следствие по делу бывших руководителей транспортной полиции затягивается
Антон, 12:16, 14 июня 2021
Мало того, коллектив написал письмо в защиту своих руководителей, подписались более трёхсот человек...
Секретное дело
mikheeva. kseniia.mikheeva0520, 21:54, 11 июня 2021
Здравствуйте, меня зовут Михеева Ксения Максимона и я являюсь старшей дочерью этого подлого...
Следствие по делу бывших руководителей транспортной полиции затягивается
Сергей, 18:11, 11 июня 2021
Всё это (Дело) шито бе@ыми нитками, поногнали репортёров чтобы погромче прогремело на всё страну, а...
Следствие по делу бывших руководителей транспортной полиции затягивается
Андрей, 22:48, 02 июня 2021
Абсолютно согласен с написанным, бред полный был озвучен в первые дни, желтые репортеры явно несли...
Адвокаты Иосилевича: по двум из трех уголовных дел Михаила еще даже не допрашивали
Веселов Игорь Вячеславович, 15:00, 23 мая 2021
Уважаемые юристы - адвокаты. А почему по вашему клиенту не работают 125 УПК РФ? "Стесняетесь"...
toup