03 июля 2022, 06:15 Воскресенье
Нижний Новгород, +10
Последнее интервью
Ирина Агафонова: я не одна – нас много Ирина Агафонова: я не одна – нас много
11:59, 30 июня 2022

Интервью

Наблюдатель на выборах Евгений Долгополов: «Я выведен из игры»

15:56, 05 июня 2022

В России официально началась избирательная кампания накануне традиционных сентябрьских выборов. В Нижегородской области на этот раз массового голосования не планируется, зато региональная судебная система заявила о себе во весь голос: один из самых активных нижегородских выборных наблюдателей Евгений Долгополов оштрафован за сотрудничество с нежелательной организацией. Причем, по версии следствия, он сотрудничал с ней не в России, а в Грузии, наблюдая за муниципальными выборами в этой стране! Это дело можно было бы считать просто очередной страницей «хроник абсурда», если бы не коварный характер статей о «нежелательности».

По теме

Силовики встретили Евгения Долгополова, можно сказать, у трапа самолета – в аэропорту Нижнего Новгорода сразу после возвращения из Грузии в октябре 2021 года. Помимо правоохранителей, подтянулись и некие молодые люди с камерами, которые задавали вопросы в духе: «Как вы могли пасть так низко?» Тогда Евгений объяснился с силовиками, и казалось, что вопрос улажен: работа наблюдателем в Грузии никак не связана с Россией. Но, как известно, «борцы с экстремизмом» никогда не ошибаются, поэтому административное дело всё же возбудили и довели до суда. Евгений ответил на наши вопросы уже после апелляции в областном суде.

– Евгений, первый раз мы с вами связывались по вашему делу непосредственно после того, как вас «торжественно встретили». Но тогда и вы еще не знали, что ваше «сотрудничество с нежелательной организацией», по мнению силовиков, проявлялось в неких постах в твиттере…

– Да, дело именно на этом и строится. Сравнив выборы в России и Грузии, я тем самым нанес урон Российской Федерации! Опасный преступник!

– Вы помните, как дословно звучали ваши сообщения? Нужно понимать формулировки, чтобы предостеречь других!

– Сейчас дословно не скажу, но примерно это звучало так: я наблюдал за подсчетом голосов [после муниципальных выборов в Грузии], это было качественно, но очень долго – и я написал, что всё проходит здорово, у меня никаких претензий, и слабо ли Красилевской, председателю избирательной комиссии Нижегородской области, сделать так же? Предположил, что, скорее всего, слабо! Наверное, эти слова задели кого-то там…


Тбилиси, октябрь 2021. На выборах мэра свой пост сохранил Каха Коладзе (на плакате)

Это же все происходило спустя совсем небольшой промежуток времени после сентябрьских выборов у нас в Нижнем. Тогда мы с вами созванивались, и я рассказывал, что творилось в Канавинском ТИКе – я был как раз членом этой комиссии. Один из помощников председателя после окончания голосования ввел в здание толпу борцов.


Канавинская администрация: закрываются избирателььные участки - появляются крепкие мужчины. Фото Евгения Долгополова

Ранее этот ТИК прославился переписыванием готового протокола и последующим судами. В 41-й школе на Мещерке словили скупку голосов родственницей одной из членов комиссии, на многих участках комиссии в нарушении закона отказывали в ознакомлении с документами. За 24 часа врезались в машины троих (!) наблюдателей из районных комиссии. В общем, всё было очень плохо, и всю работу участковых комиссий я тогда тоже транслировал в твиттере. Может быть, дело против меня появилось именно потому, что я показал, что происходит с избирательной системой в Нижнем Новгороде, как она деградировала и как поощряет фальсификации.  

– А в чем же, собственно говоря, «нежелательность» ваших сравнений двух выборных кампаний? С какой организацией вы сотрудничали, что это в итоге вменили вам в вину?

– Все это дело – это просто один из способов «выключать» активистов, которые борются за независимые демократические выборы в России, за то, чтобы Конституция у нас работала. Очень удобный способ – но в моем случае довольно абсурдный, так как мне сказали, что я сотрудничал с некой европейской организацией ENEMO – а я первый раз о ней услышал, только когда меня встретили сотрудники ФСБ, и центра «Э» в Стригино, в аэропорту. Я был крайне удивлен! Не шучу: я впервые тогда узнал, что есть такая организация. Но дело появилось благодаря «эксперту» Шмелеву, который специализируется на подобных делах.

– Шмелев! Какая хорошо знакомая фамилия!

– Да, это тот самый Шмелев, который принимал участие в деле Иосилевича, в деле Каляпина. Везде одна и та же схема: идет донос со стороны [Ильи] Савинова, известного доносчика, - и следом идет экспертиза от доцента ННГУ Шмелева. Всё, дело готово! Можно судить и закрывать людей, выключать их из общественно-политического процесса в нашем городе.

– Евгений, каким образом вы оказались на выборах в Грузии? Все-таки должно быть предложение от какой-то организации, наверное?

– Да, конечно. Мне вообще давно было интересно понаблюдать за выборами за пределами нашей страны. В России я наблюдаю с 2011 года, с тех самых резонансных выборов, когда были протесты. С тех пор всё уже немного приелось – не знаю, насколько этот термин адекватен. И хотелось посмотреть за рубежом. Поспрашивал знакомых, есть ли какие-то варианты – и узнал о муниципальных выборах в Грузии 2 октября 2021 года. Я сначала отправил заявку непосредственно в ЦИК Грузии – никакого ответа не получил. И уже через знакомых активистов в Грузии смог получить аккредитацию от польской организации, которая и на тот момент не входила в список нежелательных в России, и до сих пор не входит. Она называется Political Accountability Foundation.

Соответственно, мне пришлось в суде доказывать, что я наблюдал за выборами именно от этой организации, а не от другой! У нас с защитником Андреем Валенковым были серьезные доказательства – было даже письмо председателя ЦИК Грузии! То есть глава избиркома целого государства нашел время, чтобы написать специальное заявление для районного суда в Нижнем Новгороде о том, что я участвовал в наблюдении не от организации ENEMO, которая считается нежелательной в России! Но суд всё проигнорировал.


Письмо главы ЦИК Грузии: Долгополов наблюдал от организации PAF - и ни от какой другой


Письмо из PAF: Долгополов был нашим наблюдателем в Грузии

Конечно, если бы мы жили в стране, где суды работают как независимая инстанция, таких дел просто не было бы. Достаточно было просто зайти на сайт Центральной избирательной комиссии Грузии, найти список международных наблюдателей с фамилиями, он есть в свободном доступе – и посмотреть, от каких же организаций они наблюдали. Моя фамилия там тоже есть. В тех выборах участвовала 51 международная организация, но меня, естественно, обвинили в сотрудничестве с той, которая в России значится как «нежелательная».

– Как прошла апелляция в областном суде?

– Быстро, как обычно это бывает. Решение Нижегородского районного суда оставлено в силе, меня привлекли к штрафу. Он небольшой, но проблема в том, что это решение становится фундаментом для уголовного дела. Следующее обвинение в «нежелательности» будет уже уголовным, как у Михаила Иосилевича. Такая «накопительная система», конечно, очень неприятна для меня и удобна для них. Мало того, что я выведен из игры, из дела, которым я привык заниматься и которое считаю полезным для страны – теперь мне еще и опасно находиться на территории России. Теперь любой донос, рапорт полицейского, в котором меня опять каким-то образом свяжут с нежелательной организацией, любой твит – всё становится опасным. А я не хочу заниматься самоцензурой – устал уже от этого всего! При этом я всей душой считаю себя патриотом, считаю, что занимался важным делом, наблюдая за законностью выборов. И по-прежнему верю, что нам еще удастся построить демократическое общество, и выборы заработают в России.


Евгений Долгополов на конгрессе независимых наблюдателей, 2018 год

– Как вы думаете, если бы вы не стали сравнивать выборы в двух странах или сравнили бы их в пользу нижегородских – что было бы в этом случае? Как бы выглядела встреча вас в Нижнем Новгороде?

– Ну, мне кажется, ее вообще не было бы. Тут сложно делать какие-то прогнозы. Но в целом эти сентябрьские выборы 2021 года, и в Нижнем Новгороде, и в России – в Москве, например, - показали, что режим теряет контроль. Поэтому столько мандатов были выиграны с помощью электронного голосования. Контролируемые выборы – это тот самый «живительный колодец», который позволяет существовать режиму дальше.

Мне кажется, если бы не я, то другие независимые наблюдатели так или иначе сделали бы сравнение наших выборов с иностранными – и их бы «выключили». Это очень грустно – и мы видим, к чему это в итоге привело. Система сдержек-противовесов, работающая при демократии, уничтожена, и всё это привело к кровопролитию, которое мы сейчас наблюдаем.
 

Александр Пичугин

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
«Левиафан» по-богородски
Буся, 11:03, 11 мая 2022
Внешняя политика России зачет-на 5+, Путин молодец!Внутренняя не зачет-нужен Сталин.
Елена Кохненко: «Я не могу принять позицию людей, которые живут как страусы!»
Девушка, 15:59, 08 апреля 2022
Это укр националистка, ее посты и действия подпадают под уголовную ответственность. Обращаю...
Елена Кохненко: «Я не могу принять позицию людей, которые живут как страусы!»
сергей, 17:09, 28 марта 2022
Могу встать с диванчика и объяснить тебе, что ты такое и что из себя представляешь! но, ты же...
Елена Кохненко: «Я не могу принять позицию людей, которые живут как страусы!»
admin, 15:42, 25 марта 2022
Сереж, ты что-то раскричался. Пригнись в окопе-то, а то пулю украинскую словишь. Или ты на...
Елена Кохненко: «Я не могу принять позицию людей, которые живут как страусы!»
сергей, 13:22, 25 марта 2022
сидя на канарах кудахчешь?! посмотрел бы я на тебя, как бы ты кудахтала, сидя на нарах!!! Zа...
toup