23 октября 2021, 13:33 Суббота
Нижний Новгород, +10

Репортажи

«Страх их сковывает больше, чем некомпетентность»

14:01, 22 апреля 2021

Юлия Зайберт – россиянка, лишенная в Германии троих детей – подводит итоги общения с нижегородскими чиновниками и журналистами. Увы, скептические ожидания «Репортёра-НН», который первым рассказал о приезде Юлии в Нижний, подтверждаются полностью. Пока шансы Зайбертов вернуть детей и перевезти их в Нижний Новгород стремятся к нулю.

По теме

Напомним вкратце эту непростую историю. Юлия Зайберт и трое ее детей имеют как российское, так и германское гражданство, муж Евгений – гражданин России, но въехать в страну не может из-за старых долгов по алиментам – российские власти просто не продляют ему паспорт. 8 февраля органы опеки и полиция Берлина силой отняли у Зайбертов детей и увезли в неизвестном направлении. Этой силовой операции в квартире выходцев из России предшествовали суд и обращение соседа о том, что Зайберты не обеспечивают детям достойного существования. Юлия и Евгений считают себя жертвами русофобии и наговоров – и в целом высказывают очень резкие суждения о германских порядках.


Старшие дети, Василиса и Николай Зайберты

Российские пропагандисты постоянно твердят об ужасах и противоестественной сущности европейской ювенальной юстиции. Казалось бы, дело Зайбертов – идеальная возможность продемонстрировать заботу России о своих соплеменниках. Но по факту на дипломатическом уровне – тишина. «Посольство сдало их!» – заявляет европейский защитник Зайбертов Гарри Мурей. И Зайберты решили действовать самостоятельно: оформили опеку на бабушку детей, живущую в Нижнем Новгороде. Юлия приехала в Нижний, чтобы убедить местных чиновников официально запросить хотя бы информацию о местонахождении и здоровьи детей. А в идеале, разумеется – затребовать детей в Нижний.

Пока получилось встретиться только с уполномоченным по правам человека в Нижегородской области Оксаной Кислицыной. Разговор длился два часа, но, по словам Юлии Зайберт, первой реакцией омбудсмена был испуг.

– На самом деле, российские – по крайней мере, региональные – чиновники не готовы решать такие проблемы. Они вообще не знают о том, что такие проблемы существуют, не осознают, что и как они могут сделать в данной ситуации. И очень сильно боятся! Страх их сковывает, пожалуй, даже больше, чем некомпетентность, – рассказывает Юлия.

«Репортёр-НН» также общался на эту тему с различными официальными лицами и общественниками, знакомыми с германскими законами. На человеческом уровне многие сопереживают Зайбертам, но высказывают уверенность, что дипломатическими методами на решение германской «югендамт» (службы по делам молодежи) влиять бесперспективно. Официально же Юлии не отказывают, но говорят об отсутствии полномочий решать подобные вопросы «через голову» МИДа.


Заявление, которую Юлию попросили написать в аппарате омбудсменки Кислицыной

Широкой поддержки в прессе Юлии тоже найти не удалось:

– Реакция нижегородских властей и нижегородской прессы – почти нулевая. Мы, конечно, не все издания еще прозвонили, но многие отказались писать и снимать. В Красном кресте Нижнего Новгорода мы ничего не добились, даже не смогли дозвониться туда. Нижний Новгород закрылся за семью печатями, за семью дверьми. Вот такие неутешительные результаты… И это в городе, где жена губернатора занимается именно детьми со сложной судьбой! Нижегородские власти сами не понимают критичности ситуации, пытаются от нее закрыться. Видимо, причина в имидже Германии как страны, где всё «супер-пупер», в поверхностных суждениях и в незнании языка.

По мнению Зайберт, если бы вдруг возникла зеркальная ситуация и в Нижнем Новгороде забрали бы детей у выходцев из Берлина – все федеральные и местные органы власти Германии забили бы тревогу, и их не остановило бы отсутствие российско-германских соглашений в этой сфере.

В этом принципиальная разница: местные чиновники, возможно, действительно не могут ничем помочь Зайбертам – он они даже не пытаются. Юлия самостоятельно подготовила примерный текст запроса, который местные омбудсмены – по правам человека и по правам ребенка – могли бы направить сенатору образования Берлина Сандре Шеерес и президенту полиции Берлина Барбаре Словик. В этом тексте – просьба предоставить доказательные сведения о самочувствии детей, которых родители не видели с 8 февраля. Пока этот документ так и остается черновиком, ждущим перевода на немецкий.


Юлия и Евгений Зайберты

Между тем, 14 мая Зайбертов в Германии ждет еще один суд, но шансов вернуть детей очень немного. Власти Германии будут проверять Евгения на отцовство, а единственным послаблением для родителей будет разговор психолога с детьми, в котором прозвучит вопрос, хотят ли они жить с мамой и папой. Шестилетняя Василиса, родившаяся еще в Нижнем Новгороде, возможно, ответит на этот вопрос вполне осмысленно, а вот чего ждать от четырехлетнего Коли и двухлетней Ани, которые не видели родителей уже почти три месяца?


Александр Пичугин
Фото предоставлены Юлией Зайберт

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
Из-под небес на землю
Кучерявый, 15:33, 18 октября 2021
Боевая, или «черная», пропаганда допускает любое искажение реальных фактов ради решения...
Алексей Фоменко: в преддверии открытия парка "Швейцария"
admin, 00:01, 14 октября 2021
Уважаемая Вера! Это - материал из раздела блогов, содержащий личное мнение автора. Я как редактор...
Вопрос о принудительном лечении Алексея Поднебесного будет решаться в суде
Ekaterina, 20:09, 12 октября 2021
Вот пусть там и «даёт очко на секс» по первому требованию .
Алексей Фоменко: в преддверии открытия парка "Швейцария"
VERA PROSVIRNINA, 12:17, 12 октября 2021
Уважаемая редакция сайта. Вы правда считаете для себя нормальным публиковать материалы, которые...
Следствие по делу бывших руководителей транспортной полиции затягивается
Николай, 07:55, 25 сентября 2021
Знаю полковника Епишина А. В. как добросовестного руководителя. Алексей Валерьевич очен сильный...
toup