22 января 2022, 08:51 Суббота
Нижний Новгород, +10

Интервью

Надежда Ступницкая: «Наш главный итог – это найденные спасенные люди»

18:40, 06 декабря 2020

Победа на Всероссийском конкурсе «Доброволец России» для руководителя дзержинского филиала поискового отряда «Волонтер» Надежды Ступницкой – это не только повод громко (на всю страну!) сказать о своем проекте, но и возможность закупить на призовые деньги новое снаряжение для поисковиков. В общем, принимать участие в таких конкурсах со всех сторон правильно и уместно, считает Надежда.

По теме

Мы разговариваем по телефону, Надежда полчаса назад вышла с церемонии награждения и гуляет по Москве. Говорим о том, как проходил конкурс в этом году, как образовался филиал отряда в Дзержинске, и каково это – искать людей больше трех лет и при этом не выгореть и каждый раз не терять надежду на счастливый исход. И конечно, не упустили возможности поговорить о смешных и странных поисках – и о том, что "пробивает насквозь" сильнее всего.

"Внешнему миру" был виден в основном финальный этап конкурса "Доброволец России", когда идет голосование за финалистов в интернете. Проект Надежды Ступницкой был то на втором, то третьем месте – результат менялся почти каждый день. Но как выяснилось позже, это голосование давало лишь дополнительные баллы, а все решала конкурсная комиссия.

На кону была вся работа филиала поисково-спасательного отряда: десятки, сотни поисков, спасенные люди, школа безопасности, лекции в образовательных учреждениях. Городские и областные учения для волонтеров, постоянные обучающие проекты для поисковиков. 

– Надежда, как далась победа? Стать первыми среди всех волонтеров со всей России сложно?

– Наверное, да, учитывая сколько раз нам нужно было защищать свой проект. 53 с лишним тысячи заявок на конкурс – это серьезная конкуренция. Считалось, что даже попасть в полуфинал – это уже много, а в финал, где были больше двухсот волонтерских организаций, и подавно сложно. А дальше ещё сто с лишним призеров и около 12 победителей в разных номинациях. И всё это мы прошли, даже не верится!

– Первое место в номинации «Организатор добровольчества» - что это значит? Как это оценить и представить?

– Это значит, что я привезу в Нижегородскую область, домой в Дзержинск больше миллиона рублей и потрачу их на снаряжение, на организацию учений, потрачу на отряд и вложу эти средства в его работу.

– Это было известно с самого начала, куда пойдут деньги в случае победы?

– Да, при заполнении заявки мы сразу указали, что потратим все на снарягу и немного на волонтерские мероприятия.

– Надежда, наверняка ответ на этот вопрос звучал последние дни не раз. С чего начался филиал «Волонтера» в Дзержинске?

– С меня и ещё двух человек. В начале был всего один инфорг.  Теперь нас более ста человек, которые с разной регулярностью участвуют в жизни отряда. Теперь у нас есть несколько координаторов, несколько картографов, пилот дрона, инфорги… теперь нас много.

– Как ты искала людей? Как пыталась привлечь в отряд? Этим вопросом сейчас задаются многие филиалы...

– Помогли различные мероприятия, форумы, выставки. Практически в каждом мероприятии в Дзержинске мы пытались засветиться, везде, где можно рассказать об отряде, о проблеме пропадающих людей. Мы лезли буквально везде, ведь чем больше людей узнает об этом, тем лучше. Ходили по вузам, звали студентов. Но основной поток – конечно, с поисков. Те, кто приезжает на поиски и видит, как мы работаем, чаще всего остаются в отряде.

– Дзержинский – один из самых сильных филиалов «Волонтера». А в чем прежде всего его сила, как ты думаешь?

– Во-первых, в активности. Ещё у нас явно больше, чем в других филиалах отрядных специалистов, люди все время стремятся чему-то научиться и надо их в этом поощрять. Одних только «Спасателей. Рядом» (спецпроект из Петербурга на основе онлайн-приложения - прим. РНН) у нас десять человек аттестованных. Ну, и мы неплохо оборудованы, возим всюду оборудование и снаряжение свое, участвуем практически в каждом поиске. Наверное, поэтому у нас это все как-то дружно получается.

– Руководитель филиала где-то сидит и руководит, или тоже выезжает на поиски?

– Я бы сказала, только на поиски и ездит, почти нет никакого удаленного руководства. Только личным примером, только личным участием можно людей зажечь. С хорошей командой это делать, конечно, проще стало, кто-то на себя новичков берет, кто-то помогает. Да и не только на поисках, на всех мероприятиях руководитель филиала всегда должен быть. Статус руководителя обязанностей не снял, а только добавил. Ну и как рядовой картограф, как старший поисковой группы, каких много, все точно так же осталось.

– Что думаешь о профессиональном выгорании поисковиков и как сама с этим справляешься?

– Да, бывают моменты, когда очень хочется все бросить, но есть команда, которую ты считаешь практически семьей, ответственность за людей, за филиал, который создала. Получается, я слишком глубоко в этом увязла, и мне уже не выбраться (смеется).

– Понятно, что поисков было много, но какой из них сильнее всего ударил по нервам, так что не может забыться?

– Наверное, первый несостоявшийся, после которого и пришли мысли этим заниматься. У друга пропал дедушка и на него просто никто не поехал. Не смогли, не собрались, я не знаю. Дедушка так и числится пропавшим. Я тогда дала другу телефон отряда, горячей линии, сказала – чувак, звони туда, там тебе должны помочь! Сама я в отряде не была тогда, и не знаю, как так вышло, но никто не собрался и не смог тогда поехать. И вот эта обида, досада, мне до сих пор стыдно, что я дала человеку надежду, но она не оправдалась. Отчасти поэтому и упираюсь до сих пор, наверное. Потом, конечно, было много эмоциональных поисков, и первый лично найденный, и помню хорошо бабушку на болоте, которая три дня сидела ждала нас. Если бы мы не пришли, она бы не вышла сама, ноги отказали у нее. Все поиски так или иначе эмоциональные и затягивают в эту работу сильно.  Но тот первый несостоявшийся забыть сложно.

– Какой самый… ну может быть, не смешной, но забавный поиск помнишь?

– Этим летом было забавно, когда ребенок дома залез на чердак, в коробку спрятался, да и заснул, а мама поиск объявила – и мы все подорвались и несколько часов его искали. Больше особо забавных не помню, но помню странный поиск, когда не совсем здоровая женщина подала заявку на поиск мальчика как его тетя, а перед этим сама создала страничку в соцсетях для этого несуществующего мальчика и для его отца. Мы с инфоргами долго распутывали эту ситуацию, вышло, что искали несуществующего ребенка. Странно, конечно, было. 

– Про ребенка в коробке – что же забавного, если искали напрасно? Зря, получается. Не обидно было? И вообще не бывает чувства в духе «Ну вот, зря собирались!», когда потеряшку находят до того, как доехали на место поиска или нашли не вы, не там, где вы, а в другом месте?

– Никогда такого не бывает. В любом случае всегда эмоция от того, что человек найден, особенно когда жив, перекрывает все затраченные усилия и даже какие-то финансовые моменты. Бывает по-разному, или искали день, не нашли, снялись, поехали домой, а те, кому смену сдал – нашли. Иногда соберешься на поиск, едешь к месту сбора, а по дороге узнаешь – нашли! И ни капли досады, серьезно. Знаю, кто-то может сказать: «Ё-мое, собирались, столько проехали, как же так?» – но это редко. У наших ни у кого нет такого никогда. Никогда не знаешь критической массы всех общих разрозненных усилий по поиску, которая приведет к живому найденному человеку. Именно поэтому любые усилия важны, любые действия. Даже то, что ты собрался, взял друзей и проехал несколько часов ночью, но не доехал до точки сбора, потому что дали «Стоп экипажам» и потом «НЖ» ("Найден. Жив" - прим. РНН). Именно поэтому и важны, что показывают, кто на что готов. Наш главный итог – это найденные спасенные люди. 



Роман Голотвин
Фото Романа Голотвина и из архива дзержинского филиала отряда "Волонтер"

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
СК отказался проводить проверку по факту гибели Ирины Славиной
Александр, 18:23, 25 декабря 2021
Следственно управление СК Нижегородской области закрывает глаза на преступления - это факт.
Отстраненный от работы профессор НГТУ: «Психоз гораздо страшнее, чем сама инфекция!»
Kot, 18:30, 21 декабря 2021
Господи, что за шизофрения? "Два раза переболел ковидом, но правда тесты были отрицательные!"...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
admin, 20:26, 13 декабря 2021
Не очень понял суть претензии, уважаемый Знаток! Зачем я должен разжевывать своему читателю, где...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
Знаток города N, 18:45, 02 декабря 2021
Александр, пытаясь настрочить хайповую статью, вы уж хотя бы определитесь кто с Вашей точки зрения...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
веса, 10:07, 02 декабря 2021
Да чтож это делается! Сколько можно! Деды воевали.. Отцы концы с концами сводили. Страну строили...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
Анэт, 18:27, 01 декабря 2021
"..и даже 10 тысяч (!) рублей", одно дело цену снизить, а другое выполнить все условия контракта...
toup