01 декабря 2022, 16:07 Четверг
Нижний Новгород, +29
Последнее интервью
«Я и так практически смертник!» История одной повестки «Я и так практически смертник!» История одной повестки
18:31, 28 сентября 2022

Блоги

Илья Мясковский: «Меня отбросили в ХХ век» (посттюремный дневник, часть III)

12:13, 17 октября 2022

Нижегородский активист Илья Мясковский, которого обвиняют в дискредитации российской армии, с 10 октября находится под запретом определенных действий. Это особая мера пресечения, назначаемая судом: формально она мягче домашнего ареста или заключения в СИЗО, поскольку ограничивает фигуранта только в некоторых свободах. В случае с Ильей это запрет пользоваться интернетом и почтой – плюс запрет посещать несанкционированные мероприятия.

Однако для Мясковского, который работает репетитором и фотографом (в том числе и для «Репортёра-НН»), эти ограничения фактически означают запрет на профессию. В продолжении своего дневника Илья описал, как выглядит обычный день человека без интернета, а также вспомнил обстоятельства двух судов: административного 5 октября, где ему назначили трое суток ареста, и собственно суда по избранию меры пресечения – он прошел 10 октября.

Этот текст наша редакция получила через посредников, которые перепечатали рукописные записи Ильи.

По теме

14.10.22. Продолжаю дневник, как это ни странно. Продолжаю на свободе, дома, за привычным письменным столом. Есть чай и есть сахар, но я пью его один (LZ, “Tea For One”). Есть «аппарат», чтобы послушать музыку – но только ту, что уже записана когда-то, ничего нового. Думал до ареста Гэри Мура поискать, Thin Lizzy, да руки не дошли, а теперь коротки. Интернет запрещён. Даже проверить не могу, правильно ли название написал. А так было привычно  – чуть что, погуглить, уточнить всякую формальную ерунду. Куда там, даже прогноз погоды не знаю!

Меня отбросили в XX век. Когда встречу назначали заранее и приходили в назначенное место  к нужному времени без всякого созвона. Когда необходимый товар не заказывали в инете, а топали ножками к реальному шопу. Вот мне вчера в «Ситилинке» сказали, что требуемой флеш-карты для фотокамеры нет – и как теперь её искать?

Квитанции приходят на электронную почту. Третий день уже продумываю я операцию по оплате: попросить ли кого-то зайти ко мне на почту, извлечь их оттуда, сделать ли это на конспиративной квартире самому или позвонить по указанному в предыдущей квитанции номеру, чтобы назвали число, а дальше оплатить в Сбере по номеру счёта? В Сбер же прогуляюсь ножками, гулять полезно. Заодно узнаю, сколько денег на счету – иначе никак.

(P.S. Так и сделал. Круто!)

То же с налогами: в октябре надо платить за землю и дом в деревне. А Госуслуги работают только для законопослушных граждан, которые финансируют Путина молча.

Друзья все в доступе, но раскиданы по городу; чтобы встретиться, надо приложить усилие. Впрочем, многие уже за границей, шлют приветы.

Приветов и предложений, наверное, полно в фейсбуке, но они там, а я здесь. Вот так.

Несколько дней я чувствовал себя вроде Ленина в Разливе или Швейцарии. Одному звонишь и просишь опубликовать, другому передаёшь текст на флешке, третий организует оплату твоей коммуналки (спасибо!). Ульянов и был таким: всегда находились вокруг него люди, окружавшие его заботой. Он принимал это как должное: ведь руки, ноги и желудок служат мозгу. Однако он действительно движуху двигал – а я? Эмигрант в родной стране, революционер без революции…

Мысль уехать подсказывали настойчиво едва ли не все вокруг. Но я не готов совершенно. Даже загранпаспорта нет. Потому что тупо нет денег. Едва свожу концы с концами, надеясь вечно на что-то лучшее впереди.

И вот наступает новый учебный год, появляются первые ученики. Но так мало… Нужно ловить клиентов, на сайте конкуренция нешуточная, а народ беднеет. И тут мне сюрприз от органов - х¥й тебе, а не интернет! Двоих учеников приходится бросать, они занимаются только по скайпу. И дальше что?

Валить. Я ставил себе условие: уезжать, когда невозможно станет работать. Работать по специальности.

Проблема в том, что вряд ли там нужен историк с российским дипломом и слабым знанием языка. Ладно, бог с ним, 51 – ещё не старость, приживусь как-нибудь в ихних заграницах, и интересно даже посмотреть на них. Жить на пособие, если дадут. И ждать обвала, падения режима. Унылая участь. Ладно, посмотрим.

Хорошо, когда есть под рукой «перо» и чистый лист бумаги! Раньше-то я, лишь мысль интересная в голову придёт, пишу её в ФБ. Комменты, лайки, реплики, споры. Новости в Телеге.  Время летит.  И вот теперь один, совсем один…

Готов завтрак. Как же это здорово, чертовски приятно – готовить самому, когда хочется есть, а не ждать появления еды, прислушиваясь к громыханию железной тележки в коридоре! Но и деньги на трапезу здесь надо изыскивать самому, Быть субъектом, а не объектом, как написал кто-то…

Самый простой завтрак оказывается изысканной кухней в сравнении с арестантским. Яичница, лук, поджаренный хлеб, какао… Роскошь. Совсем недорого, но и такой еды не положено узнику. Экономия, воровство, равнодушие. Подобное содержание заключенных – словно свиней в хлеву – унизительно для самого общества. Ясно, что большинство преступников не исправится, если их кормить лучше и телевизор в камеру поставить. Но некий процент попадает за решётку действительно «случайно», на время, и заслуживает лучшего обращения. Это в придачу к тому, что нельзя относиться к людям, как свиньям, если ты сам человек.

Но у нас, с советских времён, выстроена стена отчуждения между «нормальными» и з/к. В царские времена арестанты ходили по улицам открыто, хоть и под конвоем, выполняя разные работы или прося милостыню. На Пасху принято было посещать тюрьмы, одаривая заключённых. Пожалеть и помочь каторжному было нормой, христианская же страна. «И милость к падшим призывал».

«Скрепы» возвращаются, но в самом извращённом виде, лишённые даже подобия гуманизма.

А «прогрессивное» общество, начитавшись всяких ужасов из Шаламова и Гинзбург, ахает и стонет («Мне страшно!»), вместо того, чтобы узнать, где принимают для задержанных передачи, что разрешено из вещей и продуктов, а что нет, какие бумажки нужно оформить при этом. Хотя эти простые действия – лучшее лекарство от стресса, возникающего при чтении российских новостей.

Нет, мы лучше останемся «романтиками»,  «идеалистами» - не будем различать ЦПЭ и ФСБ, КоАП, УК и УПК, отвернёмся, проходя случайно мимо тюрьмы. То есть, останемся такими же обывателями, что и проклинаемая нами «вата», только со знаком «плюс», а не «минус». Однако если величина и масса наших усилий близка к нулю, то направление вектора или импульса теряет значение.

Грех мне, конечно, строить из себя героя: я и сам такой, не люблю бегать по тюрьмам да собирать протестные новости. Но человек всегда может измениться к лучшему, как говаривал Дмитриевский. Мы не только то, что мы есть; мы имеем уже сейчас в себе нечто от того, к чему стремимся.

Впрочем, винить в подобном отношении общество так же глупо, как упрекать избирателей в том, что они не голосуют. Государство создаёт регулярно и исподволь подобные настроения, обманывая людей и закрывая от них  всё, что происходит по ту стороны Стены.

 

Однако вернёмся к конкретике. Я задолжал мемориями о 5 октября – дне своего административного суда. Утром увели судиться моих сокамерников, Андрюху и Мишу, залетевших «по синьке». А со мной не спешили, оформляли дело. Наконец, пришёл адвокат – Алексей Матасов. Возможно, есть в Нижнем более искусные и эффектные, но этот надёжен и не отступит.

Защитника вызвал мой родной "Нижегородский Политический красный крест". Глеб Калинычев увидел меня 4-го в следственном отделе, а сам не арестован, потом сообщил, куда следует. Цепочка сработала, Алексей нашёл меня утром в 7-м отделе.

Родичи и близкие всполошились тоже, но друзья действовали профессиональнее.

Матасов выглядел в обшарпанных полицейских стенах франтом, будто друг жениха на свадьбе. Только я – помятый и небритый, не выспавшийся, в трениках вместо костюма.

Впрочем, в 7-м отделе мне дали матрас, и достаточно чистый, так что спать там было, по крайней мере, мягче, чем даже потом в спецу (спецприемнике ГУ МВД – прим. РНН), не говоря уже об убогом 5-м отделе. Там и лежаки железные, и узкие, и матрас не всегда есть, и вонь покруче. Туалет же в Советском отделе на порядок чище. Респект!

Был я голоден, как и полагается еврею в Йом-Кипур. Впрочем, чай мне вечером дежурный налил, ещё и кашу с галетами дал. На кашу смотреть было страшно, я пробовал и отказался, товарищи вовсе не трогали. Желудок – не помойка. А мент утром, из новой смены, кричит уборщице: не выкидывай! мне что, каждому новую подавать?! Добрая женщина его не послушала, конечно, выбросила. Менты разные бывают.

А вслед за Матасовым Таня Кравцова передала мне каких-то сдобных булочек. Пост мой закончился прежде времени )) С Алексеем мы что-то обсудили; я написал ему, как связаться с учениками и близкими, чтобы всех успокоить. Это было сделано, спасибо.  На административный суд он не шёл. Разумеется, статья 19.3 сработает стопудово, никакой юрист не поможет. И незачем из пушек по воробьям палить, он занялся уголовкой.

Время суда было заранее сказано, народ подошёл. Я прибыл без наручников: Советский отдел и суд стоят рядом - просто выйти с чёрного хода, пересечь двор и войти так же. Прибежала Маруся Сироткина, Маша Колобок – спасибо за тетрадь, в которой пишу!  Вадим Глебов принёс какую-то кашу, очень вкусную, Тамара Петрова – яблочный джем. Всё собственного приготовления, помимо прочей еды. Только не надо класть продукт в стеклянную посуду – не пропустят ))


Тетрадь - замена ноутбуку. Передачка на суде.

Потом Ира Потрикеева подтянулась, Таня Кравцова была, Алёна Дорофеева от НН.Ру, моя ученица. Извините, если кого забыл. Маша Гарайс прислала чуть позже в отдел лекарства – «Телзап» от давления. У меня с собой было немного, но никто не знал, на какой срок меня закроют, несли с запасом, а лекарства в СИЗО передать не просто. Теперь же я обеспечен таблетками на пару месяцев вперёд. А Маша уехала из России едва ли не в тот же день. Давно планировала, оказывается.

Первое чувство – ещё один человек тебя покинул. Но 10-го я разговаривал с Резонтовой – она заглянула ко мне на суд по мере пресечения, – и Наташа держалась бодро. Дочери хорошо – это для матери главное. Поучительно! А Маше спасибо.

Маруся составила в коридоре список, чего мне нужно - и получил я потом в спец носки да трусы сверх всякой меры )) Главное было скоординировать эту помощь – не знаю, как у них получилось. Мною созданный чат в Телеге – «Накорми задержанного!» - все покинули, конечно, раз мой телефон попал в руки врага.

Замечено было, кстати, чьё-то онлайн-присутствие в моём аккаунте ВК, пока я отдыхал на Памирской. Да и сама Телега поведала мне позже, что заходил в мой аккаунт незнакомый Андроид московской прописки. По совету друзей я попросту этот аккаунт в ТГ удалил, прежде чем двинуться в суд 10-го. Похоже, посторонние ограничились в ВК и ТГ только наблюдением. ФБ заверил меня, что в него никто вообще не вламывался.

Думаю, мой административный арест был нужен мусорам и для того, чтобы я не перекрыл им сразу доступ в эти аккаунты.

Судья Оськин оказался плечистым здоровяком, довольно строгим, но вменяемым. Свой взгляд на происходящее я мог высказать вполне, а это важно, потому что менты в протоколах и рапортах фиксируют только факт «нарушения», а история в целом не видна из их доков совершенно. Алёне же и присутствовавшим друзьям нужно было знать, что действительно случилось – иначе выяснилось бы только, что менты заталкивали меня зачем-то в микроавтобус, а я не оказал повиновения.

Всё остальное, по мнению судьи, юридического значения для дела не имело. Что ж, наши цели различались.


В ожидании суда по административному делу. Фото Ирины Потрикеевой

Поскольку Комаров, сочинитель рапорта, был готов явиться, судья вызвал его по моему ходатайству. Свидетелей-понятых тоже вызвали, но они и не думали приходить. А дело арестное, его откладывать нельзя. Они не видели, по-моему, самого события задержания, которое юридически и «задержанием» не было, но подтвердили бы подписанное, если б пришли.

А вот Комаров пускай страдает, испытывает муки совести, повторяя публично сочинённое им враньё. Что ж, он через это прошёл, справился. Хотя «глазки бегали», как заметила Ира. И всем присутствовавшим его враньё стало ясно.

Как я мог в 51 год убегать от молодых здоровых ментов, да ещё с корзинкой в руках? Почему не предъявил паспорт, с которым разве что не сплю? Зачем валялся на дороге в грязи, хотя одежда моя осталась чистой? А вот про «мусоров» кричал, но именно это они в рапорт не включили.

Про Йом-Кипур я Оськину тоже в конце сказал: дескать, «есть высший суд, наперсники разврата!» Но без последних слов звучало это не слишком эффектно. Думаю, Всевышний одарит его какой-нибудь плюшкой за милостивое обо мне решение ))

Судья дал только 3 суток, в то время как я рассчитывал на 10. В наше время это равносильно признанию невиновности. Позднейшие события показали, что он дал следствию время до конца рабочей недели, до пятницы; выходные я провёл уже дома.

В ожидании судейского постановления друзья изливали в коридоре на меня потоки тепла и бессвязных вопросов. Кое-что удалось узнать: Рудого и Глеба по моему делу не взяли, на Памирскую (в спецприемник – прим. РНН) отправляюсь я один.

Как я прибыл туда глубокой ночью, я уже писал. Три дня ареста для такого, как я, - это попусту отрывать время у людей. Они там на Памирской просто недоумевали…

 

Ещё надо вспомнить суд по мере пресечения (10 октября – прим. РНН). Два дня после выхода из спеца я приходил в себя. Не от клопов и грязной камеры, а от предшествующего задержания и обыска/осмотра. Но сделать это было непросто. С одной стороны, меня встретила любовь ожидавшей меня дома подруги, и это было прекрасно. С другой, на меня обрушились вопросы, советы и пожелания уехать – немедленно! Быть может, я и отправлюсь когда-нибудь тайными тропами к китайской границе. Но это не мой стиль. А был я без копейки денег, загранпаспорта и всякого желания куда-то двигаться. Вероятно, ещё и в розыске либо аналогичном статусе.

Не спорю с теми, кто ушёл успешно – они молодцы, если решение их было взвешенным. Я ещё пожалею, быть может, о своей пассивности. Но я – это я, пока вот такой.

Главный аргумент против эвакуации был очевиден: меня не закрыли, значит, есть шанс оставаться на свободе и дальше. Конечно, ЦПЭ постарается поймать меня на каком-либо нарушении – им просто скучно иметь дело с приличными гражданами; они и не верят, что такие бывают. Что ж, пусть ловят, охотнички.  Бежать сейчас уже поздно, слава Иосилевича мне не нужна. Жертвой, добычей, беглецом я становиться не хочу. Не всё случается по нашей воле,  бог знает, куда меня это дело заведёт; ну и хватит об этом.

Задёрганный и не выспавшийся, я пришёл чуть позже 9-ти к Булаеву, пришлось ещё ждать битый час, с книгой в руках, пока он вынес мне готовую повестку: в суд к 15-ти.

Поговорил на выходе с Марусей Сироткиной, двинулся домой.


Мясковский и адвокат Алексей Матасов в суде

Приехали к суду с Алексеем Матасовым. Публика ждёт, будь смелей, акробат! (с) Ничего интересного. Булаев – в форме – просит перекрыть мне интернет, запретить посещение несогласованных мероприятий, пользование почтой. Как и предупреждал меня заранее, 7-го. «Зачем Вы с вещами являетесь, я не знаю; это уже Ваши заморочки». А затем я с вещами, что целый хор мне пел эти два дня: убегай, а то закроют! И вещей немного совсем, ерунда.

Однако  «гуманность» следствия совсем не так гуманна, просто мы уже к жести привыкли. Почему мне нельзя посещать несанкц, если я уже четыре года только фотографирую?  Это менты в рапортах врут, что я участвовал, а я уж и забыл, когда в последний раз «отрывался». Ограничение в свободе сбора и передачи информации, обозначенной 29 статьёй Конституции.

 Ах да, это ж я нашу Конституцию и подрываю! Не ЦПЭ подрывает, когда запихивает меня в машину без всяких объяснений, когда выносит меня на руках из собственной квартиры, когда влезает в мои аккаунты и читает мою переписку – без всяких постановлений суда. Это у них по Конституции можно править пожизненно, а мы спецоперацию «войной» назвать не смеем, не то что протестовать.

Странное у них представление о Конституции. Отменили бы уже её совсем, хоть вранья было б меньше…

А пока что мне пришлось проститься с учениками, занимавшимися по скайпу, и звонить в «ТНС-Энерго», чтобы узнать сумму обязательного платежа, который я сделаю, прогулявшись к Сбербанку. «Билайн» сообщил мне, что я выболтал уже за неделю все полагавшиеся мне в октябре минуты, хотя раньше я не знал, куда их деть.

Но мир не без добрых людей, помогут.

Зато жить спокойней стало. Куда там ночью ракета прилетела, какой мост горит, что сказали Песков или Байден – ничего не знаю. Ни-че-го! На душе легко, только в кармане пусто. Верно, так пол-России и живёт, с одной надеждой – что когда-нибудь это всё кончится. Не оправдываю – описываю.

Нельзя не вспомнить речь Ани Давыдовой на суде. Представила меня фотографом ТСФ («Том Сойер Феста» - прим. РНН), отметила, что мои фотографии много делают для популяризации фестиваля, что значение имеют не только сами кадры, но и оперативная их публикация, профессиональный комментарий. Спасибо. Да, заменить меня в этом деле проблематично. А «запрет на профессию» эту проблему и создаёт.

Ученица моя принесла письмо за десятью подписями, зачитал адвокат. Ребятам уже 37, никто не понукал, сами всполошились. Сами придумали, что написать и как подать. Дай бог каждому учителю таких учеников.

Я там чуть не плакал, даже судья Толстикова подобрела. Но решение вынесла предсказуемое  –  всё, как следствие просит. Демонстрации в нашей стране имеют значение только для самих демонстрантов ))

… Ездил вечером на Мемориал Славиной. Фото сделал, но никому не передал, недоработал. Повидал снова Марину Чуфарину, Тихо-Мирно, Наташу Резонтову; Тамара Петрова и Таня Кравцова загрузили меня яблоками.

Рассказали, что Ириного сына, Славу, загребли с повесткой (позже Вячеслав сообщил СМИ, что идет добровольцем – прим. РНН). А в Балахне  в зоопарке «наша» львица из «Мишутки» женщину порвала - та в реанимации, львицу убили. Такие вот у меня новости…

15.10.22. Прекрасный октябрьский рассвет! Солнце поднимается среди туч, всё дальше к югу, всё позже. Новый день начинается, и никто не знает, что будет дальше.

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
О чем говорят
О ретротрамваях
19:40, 02 октября 2022
Последние комментарии
Бывшую главу выксунского водоканала оштрафовали за сокрытие 3 млн рублей от налоговой
Чтец, 20:18, 25 октября 2022
Ммммдааа..насели на девушку из -за каких то жалких 3 миллиона рублей,даже не долларов..Нет чтоб...
Проклятие парка, или Почему «швейцарская» история еще только начинается
MAD FLOORY, 12:05, 24 октября 2022
Мда, клёво всех молодых пацанов на деньги кинули. Отработал там два месяца, долг всё ещё висит в...
200 часов исправительных работ получил блогер за клевету на Никиту Михалкова
alexautonn, 08:40, 20 октября 2022
Судя по Вашей грамотности Мы знаем с кем имеем дело))
Студента ННГУ месяц принудительно держали в психбольнице за антивоенные взгляды
admin, 20:43, 14 октября 2022
Уважаемый Робин, спасибо за ваше мнение, только лучше было бы его высказать под своим настоящим...
Студента ННГУ месяц принудительно держали в психбольнице за антивоенные взгляды
Robin, 16:48, 13 октября 2022
Я , как учащийся с Алексеем Корелиным в одном университете, могу сказать, что этот молодой человек...
200 часов исправительных работ получил блогер за клевету на Никиту Михалкова
Дмитрий CH, 12:14, 07 октября 2022
..жаль что Вы комментарии не показываете, былобы очень приятно видеть сколько людей высказуют этому...
toup