17 декабря 2018, 12:56 Понедельник
Нижний Новгород, -10
Последнее интервью
Асхат Каюмов: «Вся нижегородская программа охраны... Асхат Каюмов: «Вся нижегородская программа охраны...
22:29, 07 декабря 2018

Интервью

Антон Шаклунов: "Необходимо действовать в соответствии с законом!"

00:42, 22 ноября 2018

Интервью с министром здравоохранения Нижегородской области Антоном Шаклуновым получилось гораздо более осторожным, чем наша первая встреча в июле этого года. Понятно, что главным поводом для разговора стал пятничный инцидент в министерской приемной и последовавшие за ним события. Напомним, первый замминистра Ольга Ермилова не захотела принять трех представителей частного медицинского бизнеса, напротив – их пытались удалить с помощью полиции и бригады «скорой». Уже после инцидента охранник, пустивший незваных гостей, был вызван на работу в воскресенье, после чего госпитализирован в тяжелом состоянии в больницу. Врачу «скорой помощи», которая отказалась увозить посетителей приемной, сначала угрожали увольнением, а сейчас настоятельно рекомендуют уйти на больничный.

По теме

По итогам интервью есть только одна хорошая новость – кажется, охраннику Василию Утягину стало немного лучше, его отключили от аппарата искусственной вентиляции легких. В остальном вопросов осталось немало. Более того, к вечеру среды набежали и новые.


Здание минздрава Нижегородской области

– Антон Александрович, вы тоже считаете действия посетителей приемной провокацией?

– Дело в том, что окончательно комментировать рано, потому что сейчас проводится служебная проверка в министерстве здравоохранения – по факту произошедшего. И начата служебная проверка по распоряжению губернатора в отношении конкретного должностного лица. Чтобы не оказать какого-то давления или не быть неправильно понятым, наверное, целесообразнее дать результаты проверки после того как она будет закончена.

Что пока могу сказать… У нас достаточно часто возникают такие ситуации. Есть специфика работы, потому что министерство здравоохранения – тот орган государственной власти, который призван обеспечивать людей качественной медицинской помощью. Люди разные, заболевания у людей разные, и в каких-то ситуациях система не срабатывает, потому что проблем у здравоохранения немало. Конечно, здоровье – это самое ценное для человека, и люди к нему относятся очень трепетно. Куда они идут? Последняя инстанция – министерство здравоохранения. Пытаются прорваться напрямую к министру, чтобы вопрос точно решился.

– Но вы же понимаете, что это происходит не от хорошей жизни. Видимо, люди теряют надежду добиться того, что им нужно, другими способами. Кстати, и в этом случае было то же самое, хотя и не касалось здоровья самих посетителей приемной!

– Выскажу свое мнение. Мы, чиновники, поставлены сюда, чтобы работать для людей.

– И Ольга Александровна [Ермилова] это тоже знает?

– (молчание)


Пятничное "поле боя". Сегодня тихо...

– С какого времени вы были детально посвящены в эту ситуацию? Вы были в отпуске в этот момент…

– Меня в пятницу в целом проинформировали, что такая ситуация произошла. Предварительно была информация, что группа граждан прорвалась и устроила провокацию. Я находился у родителей, выехал сюда, в понедельник уже был на месте и стал погружаться более детально в этот вопрос.  Когда вник, стало ясно, что ситуация, конечно, сложная, неоднозначная.

– То есть подробности воскресного инцидента, когда охранника вызвали на работу и, видимо, жестко его отчитали, вы не знаете?

– А у меня вопрос: откуда информация, что его сюда вызывали?

– Это, скажем так, собственные источники, в том числе и здесь, в министерстве.  Безусловно, я не могу называть источники, но я им верю на сто процентов.

– Я специально сегодня собрал всех должностных лиц, которые могли это сделать, вызывать сотрудника охраны. Человек, который здесь работает охранником, не является подчиненным министерства здравоохранения…

– Да, он сотрудник ЧОПа…

– Да. Мы его давно знаем и любим, его здесь все называют «дядей Васей», его здоровьем мы уже занимались, помогали его семье, то есть тут длительные отношения.

– …за которые дядя Вася, видимо, должен быть быть обязанным? Он очень близко к сердцу воспринял то, что произошло.

– Ну, что значит «должен быть обязанным»? И потом, сотрудники министерства его не вызывали! Ни сотрудники, ни комендант здания. Я сегодня специально этот вопрос выяснил. Этого не было.

– То есть вам подчиненные так ответили – и этого достаточно, на ваш взгляд?!

– Вот поэтому мы и будем проводить служебную проверку.

– Мне уже понятно из ваших слов, какие выводы могут быть по итогам этой проверки!

– Я бы очень хотел, чтобы ваши источники, которые говорят, что беседу с охранником здесь вели, тоже дали свои объяснения. Потому что даже по информации от родственников, с которыми контактировали наши сотрудники, он (охранник – прим. ред.) сказал лишь, что перенервничал на работе.

– Настоящий мужчина. Не готов сваливать проблемы на домашних.

– Возможно, другая сторона этого конфликта сейчас говорит, что с ним велась беседа. А если не велась? Тогда что?

– Безусловно, здесь остается надеяться только на объективную проверку. Потому что проверка может оказаться как достаточно номинальным мероприятием, так и действительно серьезным.

– Я бы не хотел номинального мероприятия. Я действительно хочу, чтобы было выяснено, что здесь произошло! С разбором, с причинами. Пока, по хронологии событий, вот что мы имеем: люди пришли, вели себя шумно, требуя пропустить их на охране. Охранник предупредил, что проходить нельзя, и, несмотря на это…

– Не совсем так.

– Вопреки просьбе охраны…

– Не совсем так! Они действительно некоторое время сидели возле турникетов, потом дождались Ермилову – у меня это все описано! Ермилова не стала общаться, и тогда они решили пройти внутрь, а охранник не счел нужным вставать последним рубежом на турникете, чтобы защищать коридоры министерства от посетителей. Тем более, вы сами говорите, такие прорывы на территорию минздрава происходили неоднократно – зачем ему было в этот раз жестко не пускать?

– Защищать коридоры не нужно.

– Слава Богу!

– Функции охраны – регулировать потоки. Чтобы работа министерства не блокировалась, есть определенный пропускной режим.

– Вот еще одна ситуация: когда я ехал сюда на интервью, мне позвонил муж того врача «скорой», которая отказалась забирать посетителей, и сообщил, что ее настоятельно просят уйти на больничный. Прямо сейчас! Уйти, скрыться от журналистов. Просит господин Голубев, главврач «скорой».

– Не знаю. Я, по крайней мере, таких распоряжений не давал. Я разговаривал с Голубевым и сказал, что сотрудники «скорой помощи» в рамках проверки будут писать объяснительные по поводу произошедшего. Точка! Всё остальное – домыслы.

– Как «домыслы»?! Муж сообщил! Врач Елена Черепахина сейчас в нерешительности, не понимает, соглашаться ей или нет. Она здорова, хочет работать!

– Если здорова – это вообще незаконно и тоже требует разбирательства. И если сотрудница напишет, что главный врач склонял меня к больничному, вопросы будут к главному врачу!

– Мы можем сейчас позвонить Голубеву?

– Давайте!

– Важно понять, насколько защищены рядовые сотрудники. Я не исключаю ничего – буду рад ошибаться! Лучше придерживаться максимально негативного сценария, чтобы потом получать одну радостную новость за другой.

Разговор с главврачом станции скорой помощи Нижнего Новгорода Игорем Голубевым министр поставил на громкую связь, вопросы задавал «Репортёр-НН»:

– Игорь Владимирович, есть информация, что врачу скорой помощи, которая выезжала сюда, в министерство, в пятницу, предлагается уйти на больничный. Причины таких рекомендаций мне неизвестны, но то, что такое предложение Елене Черепахиной поступило, я знаю точно. Как можете прокомментировать?

– Она была сегодня с ночи, работала вчера сутки. Поэтому она снялась с дежурства, была жива-здорова. Дала объяснительную по факту событий 16 числа, объяснительная лежит у меня на столе. Никакого давления, требования уйти на больничный у нас нет.

– То есть Елена Гавриловна может продолжать работу? Когда у нее следующая смена?

– 25 ноября.

(Запомним эти слова!)

– Я вообще не понимаю, зачем ее заставлять уходить в отпуск, - продолжает Антон Шаклунов.

– Может быть, для того, чтобы она была недоступной для журналистов и проверяющих. Объяснительную написала – ну и хорошо!

– Рядовые работники-то в этой ситуации при чем?

– Вы меня спрашиваете, Антон Александрович? Ваш первый зам продолжает исполнять обязанности?

– Да.

– Может быть, это к ней должны быть вопросы?..

– Ну, в отношении Ольги Александровны проходит проверка, инициированная губернатором. И выводы будет делать губернатор!

– Разумеется. Но пока Ольга Александровна на своем рабочем месте, она обладает всем объемом полномочий и способна совершать любые действия, чтобы представить ситуацию в ином свете…

– Если на кого-то из сотрудников будет оказываться давление – он может прийти ко мне и сказать об этом! Я вчера главврачей специально предупредил, что необходимо действовать в соответствии с законом!

– Как долго будет продолжаться проверка?

– Я думаю, не меньше недели. Надо же собрать объяснительные с каждого человека, провести анализ. И те люди, которые давали вам информацию – пускай они лучше честно напишут.

– Антон Александрович, мне нужно вам объяснять, в каком положении находятся рядовые сотрудники всей сферы здравоохранения?  

– Ко мне регулярно приходят сотрудники, если их права ущемляются…

– Но здесь речь о том, чтобы дать показания по ситуации, напрямую не связанной лично с ними, но связанной с высшим руководителем министерства. Все зависит исключительно от прозрачности намерений тех, кто проводит проверку. Если люди почувствуют, что честный результат никому не нужен – конечно, они не будут ничего говорить!

– У меня абсолютно прозрачные намерения.

– Больше всего жалко именно случайных участников этой истории – я такого сильного сопереживания давно не ощущал.

– Кстати, самочувствие сотрудника охраны улучшилось, есть позитивные изменения.

– Это хорошо!.. Теперь давайте поговорим о том, что и стало поводом для этого инцидента в приемной – об отношениях министерства с частными медучреждениями. Когда мы с вами встречались в прошлый раз, разговор шел в основном о «долгоиграющем» конфликте минздрава и одного частного кардиоцентра. Тогда вы в качестве позитивного примера сотрудничества министерства и частников приводили стоматологические клиники – говорили о том, что здесь отношения цивилизованные и гораздо лучше, чем в среднем по России. Прошло два месяца – и выяснилось, что и стоматологи-частники тоже недовольны непрозрачностью распределения квот на лечение по программе ОМС. Что случилось?

– Я просто отвечу на этот вопрос: помощь надо качественно оказывать людям! Будет качественно оказываться помощь – будет нормальная, здоровая работа.

– То есть, к каждой клинике, которая высказывает недовольство, есть претензии?

– Конечно. И более того, те, кто приходили сюда – они же были на приеме и в Фонде ОМС, и у [замгубернатора] Шевченко. Они в курсе, почему это произошло!

– Что же вам мешает выйти на любую из встреч, куда частники приглашали представителей министерства, и в присутствии журналистов огласить каждому нарушителю суть претензий? Или совсем лишить квот, раз нарушают!

– Ну вот, по сути, мы это и сделали. Они выработали нормативы, и допольнительных квот мы им не дали. И потом – что значит «совсем»? У людей же должно быть право на исправление! Ведь есть вопросы по качеству не только к частникам, но и к государственным клиникам – и мы с ними работаем. Мы относимся одинаково ко всем. И если мы огласим претензии к одним – по большому счету, надо будет дать весь анализ и по нарушениям в государственных клиниках. А зачем нам это выносить на всеобщее обсуждение?

– Да, но есть примеры, говорящие, что отношение всё-таки неравное. Одну из частных клиник поймали на работах, не предусмотренных лицензией. Грубейшее нарушение, полтора миллиона штраф впаяли – но квоты от государства при этом не снизили! Это как вообще? Непрозрачность алгоритмов распределения!

Или, например, вот этот документ, который ваш начальник «особого подразделения» Лещинский выдал одной из возмутительниц спокойствия, директору ООО «Надежда» Ждановой. Это как бы ответ самой «Надежде» от министерства с указанием, что клинике в этом году выдано больше 8000 квот. На самом деле – ровно в два раза меньше! То есть складывается ощущение, что этот документ – лишь имитация ответа клинике, но предназначен он был для отчета в вышестоящие органы. Откуда такая игра цифрами?

– Я хочу сказать, что я хочу пригласить ООО «Надежда» на прием, как и другие фирмы, которым не дали объемы. Я их просто приглашу – и мы сверим цифры. Дело в том, что расчет объемов осуществляется Фондом обязательного медицинского страхования, сличить цифры очень просто. Я не понимаю, как это случилось. Если такой факт имел место – надо его проверить.

– Как сделать так, чтобы государственные квоты распределялись прозрачно, и ни у кого не возникало вопросов?

– У нас сейчас есть идея работы с ассоциацией коммерческих медицинских организаций. Так исторически построена работа во многих странах – распределением объемов занимается само медицинское сообщество. Я бы, наверное, предпочел коммерческому медицинскому сообществу дать возможность распределять.

– То есть саморегулирующая организация?

– Да. И пусть дают предложения минздраву. Мы можем с ними согласиться или не согласиться, но на основе этих предложений и с учетом наших проверок будем определять окончательные цифры.  

От редакции:

К вечеру среды, 21 ноября, набежали еще дополнительные инсайды из минздрава, о которых спросить министра не удалось. Например, велика вероятность, что по результатам внутренней министерской проверки инцидент попытаются представить таким образом, как будто заместителя министра Ольги Ермиловой вовсе не было на рабочем месте!

Понятно, что в этой ситуации ключевыми становятся показания главных свидетелей присутствия Ермиловой в кабинете – сотрудника ДПС, который долго общался с замминистра за закрытыми дверями, и врача «скорой» Елены Черепахиной. Кстати, по нашей информации Елена Гавриловна с четверга – всё-таки на больничном, несмотря на заверения главврача, что такой необходимости нет. Совпадение, наверное…


Александр Пичугин

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
О чем говорят
Видео
КПЗ, выпуск 2
КПЗ, выпуск 2
01:03, 12 декабря 2018
Все видео
Последние комментарии
Главврач-эксплуататор
admin, 20:46, 11 декабря 2018
Уважаемый Работник учреждения, сегодня утром мне звонил Сергей Львович Криваткин, его информация не...
Главврач-эксплуататор
Наблюдатель, 17:46, 11 декабря 2018
Журналистика, как мне казалось, предполагает объективные факты, презентацию ситуации с обоих...
Главврач-эксплуататор
Птица, 22:33, 10 декабря 2018
...
Главврач-эксплуататор
Работник учреждения, 19:51, 10 декабря 2018
Господин Пичугин,так выходит Вы пишете статьи на заказ,что-ли.Вам приносят какие-то бумаги,Вы их...
Асхат Каюмов: «Вся нижегородская программа охраны окружающей среды – это стоимость одного ФОКа»
Николай, 12:15, 10 декабря 2018
Почему страной командуют управленцы 20 лет??? От этого все наши неудачи.
Асхат Каюмов: «Вся нижегородская программа охраны окружающей среды – это стоимость одного ФОКа»
Николай, 12:09, 10 декабря 2018
Почему столько лет страной командуют управленцы?? В этом все наши проблемы.
toup