04 декабря 2020, 19:46 Пятница
Нижний Новгород, -2
Последнее интервью
Станислав Дмитриевский: «Придется вступать в бой» Станислав Дмитриевский: «Придется вступать в бой»
21:40, 29 ноября 2020

Репортажи

Посттравматический сезон

17:15, 15 ноября 2020

Стоило городским властям наконец заикнуться о том, что расселение взорвавшегося дома № 23 по улице Краснодонцев намечено на конец 2023 года, как тут же среагировали и сами жители, собрав стихийный митинг возле своего бывшего дома и позвав журналистов.

По теме

Оказалось, что все очень расселенные внимательно следят и за интернетом и за СМИ в ожидании хоть каких-то действий властей. Действий нет практически никаких. Жителей спешно выселили из пострадавшего дома, многим не удалось вывезти с собой достаточно вещей, а о мебели и говорить нечего.

Об этом обычно не пишут ни в газетах, ни в интернете, потому что слишком локальная проблема, и она меркнет на фоне самого взрыва. Что происходило после, можно узнать только у самих жителей  напрямую. Они возмущенны даже не самой датой предоставления нового жилья (а это, на минуточку, случится только через три года), сколько наплевательским отношением к ним администраций.

Люди говорят, перебивая друг друга, подхватывая возмущение, дополняя подробностями и цветастыми эпитетами. Если обощить то, о чем они говорят, то получается очень невеселая картина.

Сразу после происшествия у всех было буквально несколько часов, чтобы вывезти что успеют. Кто-то, у кого был гараж или дача, умудрился вызвать за свои деньги грузчиков и вывез часть мебели. Но таких мало, и мебель до сих пор до сих пор у них в гаражах. Видимо, перезимует там же. Остальные собрали только основные вещи, одежду, кое-какую посуду. Первое время жили в гостиницах или у родни, как получилось. Потом постепенно постарались снять квартиры и теперь живут на съемных. Люди, которые за время трудовой активной жизни заработали себе двух-трехкомнатные квартиры, вынуждены жить в съемных «однушках»: субсидии, выделяемые городом, малы и на съем равноценного жилья их, конечно, не хватает.


Огороженная территория вокруг аварийного дома находится под охраной

Мария Ивановна Царева:

– Берем у хозяев расписку о том, что мы платим им и где написано сколько, несем расписку на Кирова 21 – и потом нам присылают компенсации. Она приходит примерно через месяц и десять дней. Все это время ходим забирать листочки за квартиру, где по-прежнему значится и капремонт тоже. Оплачиваем, конечно, и их.

– Капремонт платите за дом, который взорвался и в котором не живете?

– Конечно, платим. Мы пенсионеры, народ дисциплинированный.

– А как по-другому то? – вмешивается бойкий мужчина в маске, – не будешь за все платить, аукнется, когда компенсацию будут выдавать. Посмотрят – ага! Не платил капремонт, срезаем тебе! И получим меньше. Нет уж, нет им никакой веры. Платим всё полностью, пусть шевелятся. Половина народа пенсионеры, инфарктники, инсультники, привыкли платить. Где ещё таких дисциплинированных жителей найдете?

Любовь Михайловна Севрюкова говорит в основном про то, что не дают забрать вещи. Рядом тут же поднимается шум, оказывается, многие бы хотели забрать какие-то свои вещи, которые в спешке забыли, но в дом никого не пускают.

– Я с мужем инвалидом живу, едим одной вилкой и одной ложкой по очереди. Вопрос каждый раз – или кастрюлю купить или пельмени. Половины вещей просто нет, остались в квартире. Съемная квартира без стиральной машины, и условия такие… какую компенсацию нам выдали, на такую и сняли квартиру, многие даже из пенсий ещё добавляют. А на автозаводе ценник такой – за «однушку» минимум 13 тысяч просят. Пойдите найдите за 10 400, которые мне выдают? «Однушку», очень «убитую», нашли за эти деньги.

Наталья Владимировна Ананьина:

– Первые дни мы думали, что вернемся, поэтому особо ничего и не брали с собой. Я живу одна, инвалид, у меня все осталось в квартире, и забрать не могу. Живу сейчас – кто что подаст. У дочери подруги подали, мои подруги подали, вот кое-как и перебиваюсь.

Собравшиеся волнуются, словно журналисты действительно могут помочь людям решить их насущные вопросы.

– Я, может, и не доживу до 2023 года, – сетует одна пенсионерка другой, и под маской не видно, серьезно она это или нет, – а только всё равно, разве можно так, чтобы на нас всем настолько наплевать было? Как выборы, так ходят, письма шлют, приди, проголосуй. А как беда, так в очередь вставай и жди три года. Всё время только и ждем.

Жители первого подъезда, который меньше пострадал при ЧП, успели вывезти мебель и технику, но тоже хранят кто где сможет, арендуют гаражи, и тоже хотят знать, сколько продлится ожидание. За выделение денег администрацию благодарят, но тут же добавляют, что приходится доплачивать свои, плюс платить коммуналку, и все это за неудобные, маленькие съемные квартиры.

Иван Иванов (попросил изменить фамилию):

– Вот в Ярославле подобная трагедия была, так там, я созванивался с жителями, уже через полтора месяца признали дом аварийным и начали заниматься жильцами, расселением, выделением денег. А у нас четыре месяца прошло – воз и ныне там. Было четыре экспертизы, две из которых говорят, что дом пригоден для реконструкции, а две – что дом аварийный. Вопрос к администрации один: почему так долго все делается? Почему простые люди тонут в бюрократических проволочках?

На встрече жителей было очень много вопросов, и все они пока остаются без ответа. В администрации обещали вешать на информационной доске всю актуальную информацию. Люди  ходят к ней чуть ли не каждый день, но и там висят старые объявления, и никто ничего не объясняет и не вешает новых.

Один из главных вопросов, который беспокоит жителей: открытые окна брошенных квартир. Пойдет снег – и всё будет испорчено: мебель, техника, вещи. Кто ответит за это? Кто это компенсирует? Что с этим делать?

В смутной надежде привлечь внимание и к своей беде пришли на собрание жители дома №23 по той же улице Краснодонцев. У них свои проблемы: трещины в доме и стройка рядом – но это тема для отдельного репортажа.


Жители соседнего дома №23

Похоже, в Нижнем Новгороде наступил «посттравматический сезон», и люди, пострадавшие при ЧП, хотят знать, когда и чем он закончится? Три года жить на съемных квартирах и глотать равнодушие чиновников никто не хочет.

Пока же история жителей дома №17 добавляется на карту нашего спецпроекта «Рассерженные нижегородцы».


Роман Голотвин

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
Театр оперы и вендетты
Николай, 22:51, 30 ноября 2020
Привет
Заложники «Дома на Свободе»
Ольга, 12:22, 21 ноября 2020
А почему с подрядными организациями нужно садиться за стол переговоров? Объем, порядок и стоимость...
Платный центр города: вопросы без ответов
Макс, 15:35, 23 октября 2020
Никитина в отставку!
Платный центр города: вопросы без ответов
melis13, 13:06, 22 октября 2020
Видимо недостаточно еще у народа забрали. Мало того, что на всех заводах вдруг появились "хозяева"...
Скотомогильник соседствует с детским садом в Богородском районе
Ol_, 14:49, 02 октября 2020
Да, конечно жители свалку у своих коттеджей знатную сделали и про детский сад и своих детей ни разу...
Блог редактора: Разгромная рецензия на постановку
Евгений Морозов, 16:30, 14 сентября 2020
Назвать это постановкой ,значит оскорбить театралов.Это ставшее обычным -издевательство!Первый...
toup