25 января 2022, 11:24 Вторник
Нижний Новгород, +10

Репортажи

В ожидании дома и домовины

01:01, 29 апреля 2019

Дом № 22/4  на Малой Ямской — не памятник архитектуры.  Скорее, памятник человеческому равнодушию. Свой  век (в прямом смысле слова) здесь доживает Мария Инжеватова, которой 2 ноября исполнится 100 лет. В конце прошлого года её семью, состоящую из двух человек,  должны были расселить, но  переезд  несколько затянулся. В квартиру покойного мужа-ветерана ей тоже входа нет: туда уже заехал внук с женой и своим потомством. Бабушка же фактически  осталась без удобств заложником собственных наследников, желающих подвинуть очередь на получение новой жилплощади.  Вот и живет она в доме с повышенной влажностью: с текущей крышей и текучими слезами.  

По теме

Четыре года назад у Марии Ивановны случился инсульт, злосчастное падение и переход в пограничное состояние. Кто-то, наверное, скажет: может это и к лучшему, что она  не понимает происходящего?

Но это только кажется, что 99-летняя женщина в забытьи. Иногда она кричит слабым голосом, иссушенным до сипа: “По-мо-ги-те!”. 70-летний сын Виктор начинает распрашивать: что беспокоит? Вроде покормил, сменил памперсы, дал лекарство, может быть, чего-то подать?  А она не помнит слова, хочет что-то ответить, но не получается. И тогда он кладет под её холодную щеку свою горячую руку. Бабушка мгновенно засыпает, понимая, что в этом сюрреалистичном мире, лишенном света и тепла, она не одна. 

Бывшая медсестра, отдавшая медицине 60 лет своей жизни, сейчас сама нуждается в помощи. В любой паллеативной, социальной, коммунальной, жилищной. Но в первую очередь
  общечеловеческой.


Мария Ивановна почти не говорит, только изредка стонет

К сожалению, народная мудрость иногда даёт сбой. Поговорка “Что посеешь — то и пожнешь” почему-то теряет свои причинно-следственные связи, и человек-сеятель остается на пороге столетия ни с чем. Из нематериальных богатств у Марии Инжеватовой лишь любовь и забота старшего сына Виктора. Младший Александр, получив в наследство половину этого дома, навещает мать редко. Как и многочисленные внуки и правнуки: пуповины окончательно отрезаны, имущество разделено, семейный альбом спрятан в чулан.  

В новом жилье,  которое было куплено в 2009 году на “субсидию” ныне покойного мужа-ветерана, она тоже не хозяйка. Овдовев в 2011-м, в наследство вступать не стала, отдав всё сыновьям. Те перераспредили “активы”, решив, что жить в “ветеранской” хрущевке будет сын младшего брата, а старший за свою долю получит  ренту от племянника.

Бабушка тогда еще ходила по стеночке и радовалась за близких: мол, мы не жили хорошо   вы хоть поживете. А потом ударил инсульт  сбил с ног, свернул в дугу. И все  сложные комбинации родственников смешались в набор видений, где не разобрать ни лиц, ни звуков, ни движений  Жизнь свелась лишь к двум физиологическим константам: приему пищи и её выходу. Причём, с каждым днём  эта константа даёт всё больше сбоев... 

Старость человека, которого похоронили раньше смерти, - тоже смерть. Не клиническая, не биологическая    социальная. О ветеране позабыли не только  многочисленные родственники, но и соцслужбы, и поликлиника. Лишь после выхода телесюжета в  полусгнивший особняк  постучались соцработники и предложили отправить бабушку в интернат. Сын Виктор не согласился. Мол, стены лечат даже в таком неуютном здании. Главное дома.


70-летний Виктор уверен, что даже в таком доме его маме лучше, чем было бы в интернате

 

 — Беда в том, что крыша протекает в трёх местах. В доме нет воды  приходится таскать с улицы. Ну и туалета нет   и не было,   рассказывает Виктор Инжеватов.   А я много стираю, маму протираю каждый день, мою   гигиену надо соблюдать. Мы уже три года считаемся аварийными. Должны были расселить еще в 2018, да что-то не получилось у властей. Хотя я документы все собрал, комиссия проверяла.

Как вы думаете, а если взамен этого аварийного дома дадут другой, Мария Ивановна переживет переезд? И еще вопрос: поймет ли она, что стало лучше, что появился уют?

Переезд переживет, однозначно. Сейчас есть специальные реанимобили. А вот поймет ли... Не знаю. Она и меня-то, мне кажется, почти не узнает. По  сути, что в новом жилье, что в старом   результат один. На ноги-то она всё равно не встанет.

В администрации Нижнего Новгорода между тем заявили, что планы расселения этого аварийного дома они пересмотрят еще раз — в ускоренном порядке. Главное, чтобы ветеран проживал в комфортных условиях и не уступал их очередному внуку. Всё-таки потомки  — это прежде всего родственники и только затем наследники.

Подробности  в нашем фоторепортаже. 

 

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
СК отказался проводить проверку по факту гибели Ирины Славиной
Александр, 18:23, 25 декабря 2021
Следственно управление СК Нижегородской области закрывает глаза на преступления - это факт.
Отстраненный от работы профессор НГТУ: «Психоз гораздо страшнее, чем сама инфекция!»
Kot, 18:30, 21 декабря 2021
Господи, что за шизофрения? "Два раза переболел ковидом, но правда тесты были отрицательные!"...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
admin, 20:26, 13 декабря 2021
Не очень понял суть претензии, уважаемый Знаток! Зачем я должен разжевывать своему читателю, где...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
Знаток города N, 18:45, 02 декабря 2021
Александр, пытаясь настрочить хайповую статью, вы уж хотя бы определитесь кто с Вашей точки зрения...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
веса, 10:07, 02 декабря 2021
Да чтож это делается! Сколько можно! Деды воевали.. Отцы концы с концами сводили. Страну строили...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
Анэт, 18:27, 01 декабря 2021
"..и даже 10 тысяч (!) рублей", одно дело цену снизить, а другое выполнить все условия контракта...
toup