20 января 2022, 18:04 Четверг
Нижний Новгород, +10
Последнее интервью
Фейерверки нужно запретить? Фейерверки нужно запретить?
15:50, 29 декабря 2021

Интервью

Андрей Валенков: «Люди продолжают ходить на митинги, даже если в них стреляют!»

11:59, 15 сентября 2021

Собеседником в очередной голосовом чате телеграм-канала «Сорокин хвост» был Андрей Валенков, сооснователь нижегородского правозащитного проекта «Забрало», который оказывал юридическую помощь задержанным на митингах в поддержку Навального. Разговор был посвящен анализу последствий этих административных дел, а также «кейсу Натальи Резонтовой» в связи с ее «санитарным делом». Часовая беседа доступна в полном формате, но «Репортёр-НН» хотел бы заострить внимание на ответе Андрея на самый последний вопрос: «Силовое государство, запугав людей задержаниями, победило?»

Юрист Валенков, отвечая на этот вопрос, выступил не только как защитник задержанных, но, по сути, и как политолог. Это особенно ценно в ситуации, когда от профессиональных политологов таких оценок сегодня уже не дождешься…   

По теме

Существуют, на мой взгляд, сразу два фактора. С одной стороны, безусловно, многие люди оказались в неприятных для них ситуациях. Это больше сопряжено даже не столько с самими задержаниями на митингах, сколько с последующими бесконечными вызовами на допросы. Сам факт задержания на митинге и, тем более, привлечения к административной ответственности за участие в уличном мероприятии (то есть за то, что человек пользуется своим конституционным правом!) – это, как говорит Конституционный суд, «мера охлаждающего воздействия». Это само по себе является нарушением прав человека.

Это воздействие государства на простого участника публичного мероприятия закрепляет у людей максимально негативное ощущение от реализации своей свободы собраний. То есть, в принципе, всё это априори незаконно, по дефолту.

Конечно, это массовые задержания имели «охлаждающий эффект» – не только на самих участников, но и на всех их знакомых, всех, кто так или иначе соприкасался с медиаполем по этому поводу. С другой стороны, многие люди, которые в дальнейшем будут участвовать в публичных мероприятиях, я думаю, будут уже морально к такому готовы. И это, на самом деле, не очень хорошо для государства. Потому что это приводит к тому, что на митингах могут оказаться радикально настроенные люди, и их пассионарность не будет растворена в большом количестве людей, которые могли бы им сказать: «Слушайте, мы тут пришли собираться мирно – давайте вот без этого всего!»

Если власть пыталась подавить митинги, чтобы никто [больше] не ходил на митинги – это успехом никогда не заканчивалось и не закончится. Люди продолжают ходить на митинги, даже если в них стреляют! Другое дело, что большинство людей, не обладающих какими-то пассионарными качествами, может быть, на митинги не пойдут, если они не будут санкционированными. Но одновременно власть повышает риски для своих же агентов, которые придут на новые митинги их разгонять – а там будут уже одни радикалы. Это всё какое-то сумасшествие – то, что происходит!

Да, я считаю, что общество сейчас, конечно, охлаждено всеми этими репрессиями. Но одновременно с этим акция 21 апреля, апрельский митинг, прошла довольно хорошо, довольно мирно. На него пришло достаточно много людей – но, конечно, не столько, сколько на митинг 23 января. Я реально никогда не видел столько людей на улицах!

С другой стороны, репрессии не могут длиться бесконечно для самой системы. Они требуют от нее чрезмерных издержек – точно так же, как с фальсификацией выборов. Можно начать «снизу» и вбросить пачку бюллетеней, когда нет наблюдателей. Грубо говоря, достаточно коррумпировать председателей участковых избирательных комиссий – и везде будет красивая «картинка», а представители вышестоящих комиссий не будут верить во вбросы – они же их не видели! Вот же бюллетени, все цифры сходятся, всё хорошо! Но, если мы организуем наблюдение, массовое волеизъявление демократически настроенного электората – одного вброса уже мало! Во-первых, смотрят наблюдатели, а во-вторых, люди всё время приходят, голосуют, и даже если попытаться что-то вбросить – этого может и не хватить. И надо уже что-то придумывать, коррумпировать кого-то еще – может быть, полицию, может быть, вышестоящие комиссии, чтобы они закрывали глаза или «рисовали» что-то.

То есть, мне кажется, что так же, как растут издержки на выборах – точно так же при столь массовом привлечении людей к административной ответственности выросли издержки правоохранительной системы. Полицейские за 31 января умудрились наштамповать все эти 338 протоколов (количество задержанных в Нижнем Новгороде – прим. РНН) – но одновременно они не смогли направить их в суды. Протоколы составили – а дела продолжали насыщать какими-то рапортами [еще долго]. Материалы дела, которое на основании рапорта рассматривалось в суде 1 февраля, отличаются от тех, что были рассмотрены, скажем, в марте. По толщине различаются в два раза, но видеозаписи, например, перестали прикладывать.

Дальше – суды. На них ходят защитники. Только 1 февраля умудрились как-то без защитников быстро-быстро рассмотреть. А дальше защитники ходили по судам, заявляли ходатайства для вызова в суд всех этих полицейских, полицейским тоже приходилось в судах что-то придумывать, выдумывать. И всё это – ради того, чтобы не было «картинки», что люди могут мирно проводить время на улице и высказывать свою политическую позицию.

Были случаи, когда уголовный розыск людей буквально у помоек караулил. Ждали, когда люди вернутся домой, чтобы попытаться их допросить. Мне присылали протокол допроса, там в качестве места допроса так и было указано: подъезд такого-то дома. И эти доблестные борцы с преступностью еще и высказывали нашим задержанным: «Всё из-за вас! Мы тут вынуждены вас ждать – а нам карманную кражу надо расследовать!» Понимаете, какое смещение сознания? «Вы тут всем недовольны, а мы [из-за вас] не можем свою работу по раскрытию преступлений выполнять, [приходится] вас допрашивать!» Просто «дурка» какая-то! Вместо того, чтобы сказать начальству: «Вы серьезно, что ли? Вот сами идите и допрашивайте! Почему я должен выполнять поручения вот этого следователя, который «санитарное дело» расследует? Пускай он сам и ходит!» – вместо этого они еще ходили и ныли задержанным, что из-за них фигней занимаются!

Я думаю, там все устали. Во многом поэтому не только в Нижнем Новгороде, но и в других городах было очень мало задержаний за апрельский митинг. Не могу утверждать, но могу предположить – многие [в полиции] просто сказали: «Мы не хотим! Еще триста дел – нет, спасибо, нам не надо!» Думаю, и судьи могли так же сказать – у некоторых из них очень много судодней были целиком под митинги расписаны. Они и нас (правозащитников – прим. РНН) уже тоже, мне кажется, видеть не могут в этих судах. Надоели все друг другу!

Полная запись голосового чата телеграм-канала "Сорокин хвост":


Александр Пичугин

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
СК отказался проводить проверку по факту гибели Ирины Славиной
Александр, 18:23, 25 декабря 2021
Следственно управление СК Нижегородской области закрывает глаза на преступления - это факт.
Отстраненный от работы профессор НГТУ: «Психоз гораздо страшнее, чем сама инфекция!»
Kot, 18:30, 21 декабря 2021
Господи, что за шизофрения? "Два раза переболел ковидом, но правда тесты были отрицательные!"...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
admin, 20:26, 13 декабря 2021
Не очень понял суть претензии, уважаемый Знаток! Зачем я должен разжевывать своему читателю, где...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
Знаток города N, 18:45, 02 декабря 2021
Александр, пытаясь настрочить хайповую статью, вы уж хотя бы определитесь кто с Вашей точки зрения...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
веса, 10:07, 02 декабря 2021
Да чтож это делается! Сколько можно! Деды воевали.. Отцы концы с концами сводили. Страну строили...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
Анэт, 18:27, 01 декабря 2021
"..и даже 10 тысяч (!) рублей", одно дело цену снизить, а другое выполнить все условия контракта...
toup