24 октября 2021, 03:09 Воскресенье
Нижний Новгород, +10

Интервью

Алексей Мурахтаев: «Я помню всё, от и до. Поминутно»

11:09, 02 октября 2021

Мужа Ирины Славиной Алексея Мурахтаева не назовешь человеком, который любит давать интервью. Говорит лаконично, оценивает происходящее жестко – такие люди сегодня и самим журналистам не сильно нужны! Но в годовщину самосожжения Ирины «Репортёр-НН» вместе с Алексеем еще раз возвращается в тот день. Эта беседа тяжело далась обеим сторонам – и, наверное, хорошо, что не попала в объективы: сегодняшний день не требует эмоций напоказ.

По теме

– Алексей, очень тяжело говорить о событиях того дня… Но каким тебе сегодня вспоминается 2 октября 2020-го? День по-прежнему разложен по часам или, напротив, воспоминания размываются?

– Я последний раз с ней разговаривал в 13.34. То есть я помню всё, от и до. Поминутно практически.

– Что Ирина сказала тогда?

– Сказала, что сейчас в банке и что скоро появится. Практически весь разговор. Понятно, что, когда у тебя вынесли всё (во время обыска по делу Иосилевича – прим. РНН), приходилось что-то решать… она за «Козу» очень переживала…  

– Ты что-то заподозрил?

– Нет, конечно. Самое интересное, что еще с утра того дня у Иры таких планов не было. Я больше чем уверен, что был какой-то триггер, который всё это запустил. Звонок или еще что-то. И не узнать что, потому что телефон – полностью стертый. Мы с ней виделись утром примерно полчаса – и потом до ее смерти было часов семь, когда что-то могло случиться.

– От кого в итоге узнал, что случилось?

– Соцсети. Они реагируют очень быстро.

– Как обыск, прошедший накануне, отразился на настроениях в семье?

– Дело даже не в семье. А вот то, что этот обыск выбил у нее почву из-под ног – это точно. Она ждала каких-то провокаций, еще чего-то – но не такого откровенного вторжения. У нее был один вопрос: «За что?»

– Если бы вы не открыли тогда дверь, эти утренние визитеры действительно готовы были начать силовую операцию?

– Ну, конечно! Когда я посмотрел в камеру (Мурахтаевы установили видеонаблюдение над входной дверью – прим. РНН) – там стояло двенадцать человек, включая ОМОН или какое-то другое спецподразделение, какое у них там есть. Оперативники, еще кто-то… Двенадцать человек с бензорезом. Вот то, что происходило у Иосилевича – происходило бы и здесь. Да и чего от них закрываться – это бессмысленное занятие! Зачем, когда ты знаешь, что ты прав?

– Обыск, как мы потом узнали, просто обескровил «Козу» как средство массовой информации…

– Обескровил на 150 процентов. Потому что вынесли всё. Все компьютеры – вообще все! Все носители информации – вообще все! Все флешки от фотоаппарата – всё было вынесено. А самое интересное, что после того как всё случилось [с Ириной], я подал заявление, чтобы мне это вернули – и они всё вернули нераспечатанным! То есть это была силовая акция, попытка запугивания.

– При этом она проходила по делу свидетелем, то есть, как это бывает в теории, должна была помогать следствию…

– Да! Я не понимаю, почему ее нельзя было вызвать в тот же самый Следственный комитет. Допросить, опросить… В чем проблема-то?


Алексей Мурахтаев и Май

– Как, на твой взгляд, повели себя средства массовой информации после смерти Ирины? Как тебе это вспоминается сейчас?

– Слишком много было… даже не знаю, как это назвать… пиара и рекламы для себя. Никто не задумывался, почему это было сделано. Никто не поднял самые важные вопросы. Федеральная пресса – им глотку сразу заткнули. Но даже на местном уровне было просто изложение фактов – и всё.

– Но спустя какое-то время вышли несколько фильмов на YouTube – на «Дожде» (сейчас канал признан государством иноагентом – прим. РНН), у Пивоварова. Позволили эти расследования пролить свет, как-то объяснить людям мотивы Ирины?

– Мне кажется, жестче всё это надо было делать. А здесь… Ну, я же не знаю всей ситуации у Пивоварова, на «Дожде» и так далее. Но вопросы надо было ставить более жестко. Потому что будет до боли обидно, если всё это дело было сделано зря.

– Сейчас у нас есть еще одна возможность это проговорить: почему, на твой взгляд, Ирина это сделала?

– Ну, потому что вы же видите, какие действия за этим последовали! Потихоньку страну начали зачищать от всех людей, которые высказывают альтернативные точки зрения. Это что получается – у нас страна должна на каждый возглас господина Путина хлопать в ладоши? К чему мы приходим?

– На твой взгляд, удалось Ирине своим поступком приблизить людей к пониманию?

– Не знаю… Все же помнят, каким было заключение Следственного комитета – что она, по большому счету, сумасшедшая! Но то, что написано в заключении Следственного комитета – это неправда. Это враньё. Откровенная ложь. То, что у нее были какие-то проблемы с психической устойчивостью – это чушь собачья! Не может человек с неуравновешенной психикой столько лет заниматься журналистикой. У нее нервы были – железные!

– Ты четыре раза, по моим подсчетам, пытался с помощью юристов побудить Следственный комитет, прокуратуру как-то критически оценить их роль во всей этой истории. Почему, на твой взгляд, они каждый раз выносят одно и то же решение, но разными словами?

– Потому что у них есть приказ сверху. Это во-первых. А во-вторых, они просто боятся. Каждый из них боится за свое место, за свою зарплату и так далее.

– Вы приняли решение закрыть «Козу.пресс» как действующее СМИ…

– Ну, как сказать… Она «висит». Может быть, когда-то понадобится – пожалуйста! Сайт работает. Его можно будет перезапустить, но это будет стоить гигантских усилий, потому что прошло время. Но… Может быть, найдутся люди, которые будут это делать!

– Нужно это читателям сегодня?

– А сколько у нас осталось изданий, которые говорят правду?

– Мало, да… Но я задаю этот вопрос, потому что есть такие данные опросов: 56 процентов россиян волнует рост цен – и только 6 процентов обеспокоены посягательством на гражданские права и свободы…

– Они не понимают, что одно исходит из другого! Нет гражданских прав – цены будут расти и дальше. И больше! Потому что никто никогда не будет знать, о чем они там наверху договорятся между собой. Почему в других странах, если людям что-то не понравилось, они толпой выходят на улицу? Для того чтобы осадить немного правительство. А здесь – попробуй, осади! У нас бюджет страны тратится на защиту руководителей государства от населения!

Вот я – человек, не имеющий к журналистике никакого отношения. Но немного окунувшись, я понял, что и там практически ничего не осталось. Людей, которые могут не скрывая своего имени что-то высказать напрямую, почти нет. Молодежи нет. Это уже не журналистика – это «тик-ток» какой-то! Вот и всё! Они не очень понимают, что нужно делать.

– Как Ира работала? Она же была волком-одиночкой – насколько это было сложно в бытовом плане?

– Достаточно сложно. Львиная доля времени у нее уходила именно на журналистику. То есть это работа до самой ночи, иногда она вытаскивала какие-то темы до двух-трех часов ночи.

– Обижались на нее в семье?

– А что обижаться, смысл-то какой? Она без этого не могла!


"Пресс-центр форума "Свободные люди" в НН", - так подписала это фото сама Ирина

– Она часто шутила в соцсетях, что вы с ней абсолютно разные по взглядам на политику, на ситуацию в стране…

– Абсолютно!

– Насколько ваши позиции сблизились после того, что произошло 2 октября прошлого года?

– Ну, в принципе… У меня же не то чтобы подход [к оценке происходящего] был другой – я просто не предполагал, что всё настолько плохо! Просто через нее проходило больше информации, чем через меня. Но за последний год, окунувшись во всю эту мерзость, честно говоря… [позиции] не то что сблизились… Просто страшно становится от того, что творится в стране.

– Что ты планируешь делать дальше в отношении вердиктов СКР и прокуратуры, которые не считают себя виновными в смерти Ирины?

– Буду и дальше подавать иски – вплоть до ЕСПЧ.

– Ты веришь в перспективу этого дела?

– Тут дело не в вере – это надо делать! Медленно, методично. Я прекрасно понимал, что всё так и будет.


Александр Пичугин
Фото с ФБ-страницы Ирины Славиной. С бессрочного разрешения владелицы страницы

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
Из-под небес на землю
Кучерявый, 15:33, 18 октября 2021
Боевая, или «черная», пропаганда допускает любое искажение реальных фактов ради решения...
Алексей Фоменко: в преддверии открытия парка "Швейцария"
admin, 00:01, 14 октября 2021
Уважаемая Вера! Это - материал из раздела блогов, содержащий личное мнение автора. Я как редактор...
Вопрос о принудительном лечении Алексея Поднебесного будет решаться в суде
Ekaterina, 20:09, 12 октября 2021
Вот пусть там и «даёт очко на секс» по первому требованию .
Алексей Фоменко: в преддверии открытия парка "Швейцария"
VERA PROSVIRNINA, 12:17, 12 октября 2021
Уважаемая редакция сайта. Вы правда считаете для себя нормальным публиковать материалы, которые...
Следствие по делу бывших руководителей транспортной полиции затягивается
Николай, 07:55, 25 сентября 2021
Знаю полковника Епишина А. В. как добросовестного руководителя. Алексей Валерьевич очен сильный...
toup