27 ноября 2022, 18:41 Воскресенье
Нижний Новгород, +29
Последнее интервью
«Я и так практически смертник!» История одной повестки «Я и так практически смертник!» История одной повестки
18:31, 28 сентября 2022

Интервью

Уволенная директор школы Елена Моисеева: «Я не могу не подать в суд!»

21:30, 20 июня 2021

В пятницу директора нижегородской школы № 24 Советского района Елену Моисееву уволили с занимаемой должности без объяснения причин. На сайте школы уже начался сбор подписей под письмом за отмену этого решения. Письмо адресовано губернатору Глебу Никитину и министру образования области Ольге Петровой. Елена Моисеева – кандидат психологических наук, человек публичный и принципиальный – руководила школой с 2006 года. «Она создала авторский проект, основанный на принципах демократизации, политического и религиозного нейтралитета, субъектности каждого ученика и учителя; школу, обладающую собственной позицией и готовностью отстаивать её», – пишут авторы обращения, возможно, даже не подозревая, что именно эти качества и могли стать причиной увольнения.

По теме

«Репортёр-НН» связался с Еленой Борисовной сразу после того, как она сообщила в соцсетях о решении своего начальства. Поначалу Моисеева не хотела публичности, но потом изменила мнение, вдохновленная поддержкой коллег, учеников и их родителей. Лишь одну тему мы обошли в интервью стороной – о вовлеченности системы образования в политические игры. Это была просьба самой Елены Моисеевой.

– Елена, вы уже 15 лет возглавляете школу и считаетесь одним из наиболее заметных директоров в Нижнем Новгороде.  У вас немало заслуг, у вас особая культура в школе – и, тем не менее, для вашего увольнения даже не потрудились придумать внятную причину.  Как вы об этом узнали и что, по вашим предположениям, стало подлинной причиной увольнения?

– Вы понимаете, самое удивительное, что меня уволили по статье 278 [Трудового Кодекса], пункт 2 – без объяснения причин! И с одной стороны, эти странные люди сделали мне огромное одолжение, потому что быть директором школы – это рабский труд. Просто «рабы на галерах»! Основная трудность заключается в том, что сегодня очень мало желающих идти в учителя, и не всегда это лучшие из лучших. Страшно, когда учителя уходят, разочаровавшись в профессии, и тебя просто накрывает волной чувство беспомощности и дикое чувство вины, что ты что-то не смог сделать.

– Сейчас с вас это чувство снимают…

– Конечно! Понимаете, когда я должна приходящим на работу учителям говорить, какой у них будет оклад – мне стыдно! Потому что это унижение. Я не говорю даже про экономический фактор, как на это жить. Когда у меня спрашивают, почему у вас педагог-психолог работает по совместительству учителем начальных классов, я отвечаю: «А где вы найдете психолога на 13 тысяч?» Говорят: «Платите премии!» Но ведь премии платят не для того, чтобы человек мог на что-то жить! Премия – это бонус за то, что он что-то хорошо сделал. Когда учителя делают много чего хорошего в профессии – вот за это надо платить бонусы. А когда всё идет на доплату, чтобы человек просто выжил, то это очень странный бонус.

– Давайте всё-таки вернемся к процедуре увольнения. Как вы узнали об этом, кто это сообщил и что этому предшествовало?

– Мне об этом не сообщали заранее. Я была в школе, в кабинете социального психолога, мне позвонила секретарь, сказала, что мне нужно подойти в свой кабинет. Я пришла и увидела двух девушек из администрации города – как я понимаю, из орготдела – и мою непосредственную начальницу Светлану Юрьевну Шустову, зав районного управления образования.  Они меня попросили присесть, всё сделали по протоколу – включили аудиозапись, уточнили, что я не на больничном, спросили, во сколько начался и во сколько закончится мой рабочий день. Наверное, так надо, я не знаю, какой там протокол – я таким образом никого не увольняла (смеется – прим. РНН). И после этого зачитали мне полностью постановление об увольнении, в котором прозвучал пункт 2 статьи 278, прозвучало, что мне дают три оклада и компенсируют неиспользованный отпуск 147 дней.

– То есть вас прямо очень сильно хотели спровадить – давайте называть вещи своими именами!

– Ну, вы знаете, накануне у нас пришла проверка КРУ. Еще две недели назад. Но они даже не дождались итогов проверки, которая должна продлиться до 1 июля.

– Так может, эту проверку следует считать подготовкой к вашему увольнению?

– Она плановая, но проблема в том, что все плановые проверки должны отображаться на сайте [городской администрации]. Но этой информации не было. Я через две недели, уже после того, как мы отдали [на проверку]  все документы (ну, надо отдать – значит надо!) отправила в КРУ письмо с просьбой сообщить, где информация об этой проверке есть на официальных сайтах. Если уж есть правила, регламенты, то хотелось бы видеть их соблюдение. Это было утром 18 июня, в пятницу – я отправила это письмо, а уже в два часа дня пришли меня увольнять.

– И всё-таки мы должны затронуть тему причины – формальной или реальной. У вас с точки зрения трудовой дисциплины как обстоят дела?

– У меня за 15 лет особых регалий нет, но и выговоров тоже нет. Я считаю, что я среднестатистический директор, который работает, у которого есть определенные позиции и ценности.  Каких-то оснований нет, поэтому… это гром среди ясного неба.

Понятно, что всегда говорили: ну, опять Моисеева выступает, опять ей больше всех надо! Я действительно считаю какие-то действия по воспитательной работе бессмысленными. Например, я считаю, что великий праздник Победы, который для меня самый любимый с детства, действительно очень важен. Но что такое «Окна Победы» – для меня загадка. Они что, думают, что ребенок, разрисовав окно, проникнется этим праздником? Или, например, я против того, чтобы дети ходили строем. Это у Макаренко, действительно величайшего педагога, это было оправданно и обоснованно…

– Ну, там у него и контингент воспитанников был особый…

– Конечно! Чтобы воспитывать ценности дружбы и прививать любовь к образованию, сначала нужно было отучить воровать и бить друг другу лицо. А сейчас зачем ходить строем? Мы говорим о субъектности, о том, что живем в быстро меняющемся мире, и в нем должны быть другие компетенции. Кому хочется строем ходить – ради бога, пусть ходят! Но должны быть варианты, масса вариантов – и в этой вариативности ребенок должен найти себя. Ребенок должен быть не объектом, а субъектом образования. У него должно быть право выбора, которое должна предоставлять школа. А когда всё все вместе, на «раз-два-три», и кто-то говорит тебе, как правильно – это и есть объектность.

– Даже то, что вы сейчас говорите, по нынешним временам звучит чересчур смело. Но судя по волне недовольства, которая поднялась в соцсетях после вашего увольнения, родители и педагоги с вами согласны. И они уж точно не считают вас «среднестатистическим директором»! Что до вас доносится из этой информационной волны, что вас больше всего волнует в связи с этим?

– Конечно, поддержка приятна, но самое главное… Не знаю, может, это тщеславие, хотя я, вроде бы, не тщеславный человек – но сейчас я чувствую, что я людям нужна. Я точно не хочу вести их на баррикады, но я и не буду говорить: «Стойте! Ни за что! Давайте будем вести себя тихо, чтобы, не дай бог, не поднялась волна против меня!» Я же понимаю, что здесь, как у Бродского – «качнется вправо, качнувшись влево»! Но я сейчас ощущаю их поддержку. Знаю, что открыт какой-то канал в Телеграме, но меня в Телеграме нет, я вообще не очень большой любитель гаджетов.


Главная страница сайта школы № 24 прямо сейчас

Я уже говорила, что частично даже чувствую какое-то облегчение. Но когда мне мои коллеги сказали: «А как мы вообще без вас? Вы понимаете, что вы о нас сейчас должны думать, а не о себе?» – вот тут я поняла, что моё чувство свободы (меня отпустили!) подпорчено, опять же, чувством вины, что я бросаю людей. Но я не сама бросаю! Я бы никогда не написала заявления об уходе по собственному! Я не имею на это права. И меня вчера выбило из колеи одно письмо моей родительницы, очень трогательное – тут меня накрыло окончательно, и я поняла, что не должна молчать.

– Да, я помню, что первоначально вы не хотели давать интервью, не хотели публичности…

– Да, но всё изменилось.

– В таком случае, какими будут ваши дальнейшие действия?

–  (вздыхает) Я, конечно, буду восстанавливаться, я не могу не подать в суд! Есть, конечно, другой вариант, но я не знаю, как на него пойдут власти. Это же вопрос обсуждения, переговоров, потому что для меня самое важное – сохранить школу. Сохранить те ценности, которые уже есть и о которых я уже говорила. Есть резковатая поговорка: «Я не сто долларов, чтобы всем нравиться». Но есть и сформированная культура школы, которую важно сохранить. Если мы говорим об альтернативе, то школы тоже должны быть разными. И каждый учитель, и каждый ребенок, и каждый родитель – все подбирают школы, которые созвучны его целям и ценностям. И поэтому 24-я школа должна оставаться демократической школой! Школой, где нет селекции детей. Мы в десятый класс берем два класса, хотя многие школы оставляют минимальное число старшеклассников, только тех, кто на четыре-пять – чтобы лучше сдали ЕГЭ и добились лучших показателей для школы. Я против такого подхода. Даже троечник – и у нас огромное количество примеров – «выстреливает» потом так, что позавидует любой отличник! И наша школа должна всё это сохранить – неважно, кто будет директором. Может, и не я, может, следующий еще лучше будет! Но для этого нужно сесть за стол переговоров.

ДОПОЛНЕНО в 9.22 21 июня:
Этой ночью письмо в поддержку Елены Моисеевой было удалено с сайта школы. Как пишут в соцсетях под ссылками на это интервью, это было требование районной администрации.

ДОПОЛНЕНО в 11.30 21 июня:
Теперь открытое письмо в поддержку Елены Моисеевой размещено ЗДЕСЬ.


Александр Пичугин

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
О чем говорят
О ретротрамваях
19:40, 02 октября 2022
Последние комментарии
Бывшую главу выксунского водоканала оштрафовали за сокрытие 3 млн рублей от налоговой
Чтец, 20:18, 25 октября 2022
Ммммдааа..насели на девушку из -за каких то жалких 3 миллиона рублей,даже не долларов..Нет чтоб...
Проклятие парка, или Почему «швейцарская» история еще только начинается
MAD FLOORY, 12:05, 24 октября 2022
Мда, клёво всех молодых пацанов на деньги кинули. Отработал там два месяца, долг всё ещё висит в...
200 часов исправительных работ получил блогер за клевету на Никиту Михалкова
alexautonn, 08:40, 20 октября 2022
Судя по Вашей грамотности Мы знаем с кем имеем дело))
Студента ННГУ месяц принудительно держали в психбольнице за антивоенные взгляды
admin, 20:43, 14 октября 2022
Уважаемый Робин, спасибо за ваше мнение, только лучше было бы его высказать под своим настоящим...
Студента ННГУ месяц принудительно держали в психбольнице за антивоенные взгляды
Robin, 16:48, 13 октября 2022
Я , как учащийся с Алексеем Корелиным в одном университете, могу сказать, что этот молодой человек...
200 часов исправительных работ получил блогер за клевету на Никиту Михалкова
Дмитрий CH, 12:14, 07 октября 2022
..жаль что Вы комментарии не показываете, былобы очень приятно видеть сколько людей высказуют этому...
toup