20 января 2022, 17:53 Четверг
Нижний Новгород, +10
Последнее интервью
Фейерверки нужно запретить? Фейерверки нужно запретить?
15:50, 29 декабря 2021

Интервью

Сергей Дресвянников: «Признать экстремистом? – запросто! И не моргнут»

19:23, 27 апреля 2021

Сергей Дресвянников оказался первым задержанным в качестве организатора нижегородской акции в поддержку Алексея Навального 21 апреля. Поводом стал репост анонса акции в фейсбуке. В отличие от большинства подобных «организаторов», Сергея задержали не утром в день акции, а накануне, 20 апреля вечером, и в камере Канавинского отдела полиции он провел две ночи. Наш разговор с Сергеем сложно считать интервью: фактически, мы сравнивали наши впечатления от обстановки в отделе полиции, а затем в суде и делились мыслями о ситуации со свободой взглядов в стране и Нижнем Новгороде в частности. Казалось бы, позитивных поводов в последнее время всё меньше, но, по словам собеседника «Репортёра-НН», за время заключения в ожидании суда он стал свидетелем не столько грустных, сколько вдохновляющих событий.

По теме

Сергей Дресвянников приговорен к штрафу в 20 тысяч рублей и уже написал апелляционную жалобу в областной суд. Зачем она нужна, если исход апелляции понятен заранее, и почему в ближайшее время наблюдения Сергея будут полезны всё большему числу думающих нижегородцев? Именно об этом наш разговор.

– Я был «первой ласточкой», и меня не могли около трех часов оформить, потому что не подвезли в отдел полиции хоть какие-то инструкции. Именно из-за «эшников» (сотрудников Центра «Э» ГУ МВД – прим. РНН). Из отдела туда звонили, очень долго топали ногами друг на друга, говорили: «Нас подставляют!» «Нас» – это уголовный розыск и оперативников ОП № 2.

Самое позитивное, что можно вынести из этого и передать людям: сама полиция очень сильно демотивирована, и, безусловно, самые дееспособные силы – сотрудники угрозыска, я видел их в действии – замечательные парни! Мы за три часа познакомились, подружились, мне рассказали, как тут передачи приносят. Вот им функции политической полиции выполнять очень «в лом», потому что, во-первых, им не платят за это, во-вторых, это лишает их доступа к семьям. Обычного преступника они поймают, сдадут, получат какой-то бонус – и на рыбалку! А с нами им приходится оставаться до полдевятого. Мы стояли во дворе отдела полиции в ожидании инструкций – и опера меня даже хотели отпустить!

– Я тоже, когда сидел в ОП № 2 после акции 31 января, отметил абсолютно понимающее отношение к нам полиции. Они не в восторге от того, что нами приходится заниматься. Получается, что и мы, задержанные, и они – люди подневольные. Нашу волю ограничили на сутки-двое – а вот им теперь приходится постоянно из-под палки выполнять эти дополнительные функции по указанию сверху…

– …и неизвестно, кого с кем заперли!

– Да!


31 января в ОП № 2 было многолюдно, и к каждому задержанному был приставлен личный конвоир

– И мы там, в отделе полиции, навели шороху еще и потому, что превысили «камероёмкость» отдела. «Политических» предписано держать отдельно, и сначала меня посадили к «уголовникам», потом освободили под меня целую камеру, а потом, когда привезли еще четверых «политиков» во главе со Стасом Дмитриевским, мы полностью заполнили камеру. А в другой содержалась девушка, работница колл-центра банка, которую взяли прямо на работе…

– За то же самое, за репост об акции?

– Да. И она плакала целый день: она оказалась в камере-одиночке, для нее это «первый ход», как и для меня, первое административное задержание. То есть, какая в итоге картина? Обе камеры [заполнены «политическими»] – и полностью парализована работа отделения. Полиция была очень  не рада, потому что больше суток они никого не оформляли.

У Станислава Дмитриевского богатый опыт общения с органами – его же впервые еще в 1990-м взяли за проход с «триколором» на первомайской демонстрации! Так вот, он тоже отмечает серьезные изменения в отношении полиции: никаких «подколов», никто не шутит, что мы «пятая колонна», что страна сейчас рухнет, потому что «госдеп присылает вам передачки». Они относились к нам как к какому-то неизбежному явлению – ну, вот, как к майскому дождю! Они индиферрентны и подчеркнуто вежливы.

– Может быть, нам просто повезло с отделом?

– Да, возможно. Я знаю, в ОП № 5 какие-то железные кровати, не дают матрасы на ночь. Здесь же всё напоминало поезд «Новый Уренгой – Москва»: верхнее боковое, вокруг вахтовики, высокоинтеллектуальный разговор. Дмитриевский нам прочитал целую лекцию, даже о том, как устроен трибунал в Буркина-Фасо! То есть это были настоящие «тюремные университеты». В принципе, система не должна быть заинтересована в том, чтобы нас в такие «коллоквиумы» собирать.

– Слушаю вас – и вспоминаю свои январские-февральские приключения. У меня эти сутки в камере тоже прошли с чудесными собеседниками, мы с ними позже списались в соцсетях, а до этого друг друга не знали.

– А у нас еще и получился такой интересный срез поколений. Мы все обычно общаемся «стратифицировано»: «кому за 30», «кому за 40». И часто это «непересекающиеся цивилизации» с молодежью. А здесь с нами был студент Высшей школы экономики, 19-летний. Он-то, в отличие от нас с Дмитриевским, которые сделали репост [об акции] и забыли об этом, написал целое эссе, причем «ВКонтактике», гораздо более «милицейском» сервисе. Он спорил с преподавателями своего вуза, утверждал, что права человека важнее всего. В камере он репетировал свою речь на суде – тут его Дмитриевский несколько остудил, сказал, что судьям сегодня что ни расскажи – разницы никакой. Но мы увидели прогрессивную молодежь, и нас это очень вдохновило! Мы, возможно, думали, что «наше время ушло» и кому всё это надо – а оказалось, сами собой выпочковываются очень здоровые силы. И вот, откровенно говоря, такие «объединительные сессии» точно не в пользу власти!

– Как в суде все выглядело?

– Нас повезли «судиться», скованными наручниками друг с другом, что по административным делам нетипично. Сковали, чтобы «группировка» не разбежалась!

– И в суд вас везли, насколько я помню, в полноценном полицейском автозаке

– Да. И при этом, что самое смешное, в суде потеряли ключи от наручников – меня с Дмитриевским не смогли расцепить! Я уже шутил: «Посадите меня в бронированную камеру, Дмитриевского слишком много, он всё время что-то рассказывает!» Трое человек сломались, пытаясь эти наручники открыть – в итоге ездили в отделение за дубликатом.

– И смех и грех… Если всё-таки вернуться к серьезному разговору – я понимаю, что 95% задержанных всегда и в любых делах утверждают, что их взяли «ни за что». Но в вашем случае это просто какое-то «ни за что в квадрате»! Вы репостнули чужое сообщение о предстоящем митинге, не снабдив его ничем от себя…

– …даже без смайликов!

– …заработали один «лайк» и ноль комментариев – но этого оказалось достаточно, чтобы признать вас организатором акции! У меня это в голове не укладывается.

– Причем и сама манифестация состоялась в другом месте, не там, где значилось в моем репосте! По идее, они должны бы доказывать сходство этих двух акций. И в тексте решения суда перепутана фамилия Волкова (руководителя штабов Навального, которые признаются экстремистской организацией – прим. РНН), в качестве организатора акций указан какой-то «Фолков Леонид Михайлович».

– И мне это знакомо: в моем решении суда о штрафе в одном месте текста вместо моей фамилии был указан Роман Трегубов (координатор нижегородского штаба – прим. РНН)!

– Видимо, до этих неточностей уже никому нет дела. По сути, происходит некая многоходовка, связанная с подведением репрессивной базы под любой репост. Но после решения суда о признании  [ФБК* и штабов Навального] экстремистскими организациями любой, кто репостит, становится уже не просто организатором – экстремистом! Возможно, они начнут «отматывать назад», преследовать всех, кто «донатил» Навального. А у некоторых стоит функция auto donation (ежемесячный перевод денег в поддержку – прим. РНН), вот для них это может стать неприятным сюрпризом, если забыли отключить.

– Я уже имел возможность ознакомиться с текстом вашей апелляционной жалобы на решение о штрафе. Всё очень аргументированно – иначе и быть не может, если вспомнить, насколько шаблонны и неточны все эти решения судов. Но я думаю, что мы оба знаем, что по поводу вашей акции скажет областной суд! Зачем же это всё?

– Ну, здесь всем можно напомнить, опять же, ситуацию с Дмитриевским. Он получил 10 тысяч евро [по решению Европейского суда по правам человека] – правда, после 11 лет ожидания. То есть его «почетное звание» «первого экстремиста» было аннулировано решением ЕСПЧ. Понятно, что такие люди, как Стас Дмитриевский – это уже фигуры федерального масштаба, но заметьте, сейчас опять «распаковывают» именно его. Видимо, действует принцип «в любой непонятной ситуации арестовывай Дмитриевского или обыскивай Поднебесного» (Алексей Поднебесный – нижегородский активист с оттенком одиозности, что не мешало ему одно время быть автором в «Репортёре-НН» - прим. РНН). Это говорит о том, что у системы кончились идеи, кончились потенциальные «навальнисты». «После нас – хоть потоп!» Идет, мне кажется, агония системы, но она реально опасна.

– То есть, все наши апелляции – всё-таки подготовка к выходу в ЕСПЧ?

– Да, и сейчас, как объясняет Дмитриевский, самое оптимальное решение – коллективное обращение в ЕСПЧ. Европейский суд завален заявлениями из России, а коллективным отдается приоритет. И главное, эти дела рассматриваются как «дела-клоны», по ним уже есть решения.

– А будут ли исполнены эти решения Европейского суда, на ваш взгляд? Я-то оптимист, я уже об этом рассказывал: считаю, что даже последние силовые действия власти по факту демонстрируют не силу, а полураспад – и поэтому главенство международного права не за горами.

– Мне почему-то кажется, что «коллективного Путина» очень подводят низовые исполнители. Проблема какая? – он десятки лет, как Урфин Джюс, строгал таких деревянных солдат. И сейчас его могильщики – не вот эти потенциальные нарушители, «революционеры», а именно исполнители, у которых полностью вытравлена инициатива. Это отрицательная селекция на протяжении многих лет, включая органы МВД, ФСБ. Отсюда все вот эти нестыковки и нелогичность. Почему, например, задержаны [в качестве организаторов нижегородской акции протеста] семь абсолютно «рандомных» людей, включая академика? Ну, это глупо – академиков хватать, да еще и на онлайн-заседании Академии наук, как выяснилось. То есть получилось слишком вызывающе даже для тех слоев, которые должны быть опорой режима.

То же самое и с судами. Я изучал юридизм, проходил тренинги по расследовательской журналистике, то есть у меня был какой-то экспириенс. И мне казалось, что суд в своих решениях должен учитывать понятия «мера», «опасность для общества», учитывать объективную сторону деяния – но ничего этого нет. В моем случае судья формально объяснил, что любой репост – это соучастие в организации. Но никаких последствий не было, этого никто не читал, я не являюсь ЛОМом, лидером общественного мнения. Но судя по принятым решениям, они и не такие дела могут перемолоть. Признать экстремистом? – запросто! И не моргнут. Видимо, это уже следующий этап нашего «квеста».


Александр Пичугин
*ФБК уже признан государством иноагентом, а в ближайшей перспективе - статус экстремистской организации

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
СК отказался проводить проверку по факту гибели Ирины Славиной
Александр, 18:23, 25 декабря 2021
Следственно управление СК Нижегородской области закрывает глаза на преступления - это факт.
Отстраненный от работы профессор НГТУ: «Психоз гораздо страшнее, чем сама инфекция!»
Kot, 18:30, 21 декабря 2021
Господи, что за шизофрения? "Два раза переболел ковидом, но правда тесты были отрицательные!"...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
admin, 20:26, 13 декабря 2021
Не очень понял суть претензии, уважаемый Знаток! Зачем я должен разжевывать своему читателю, где...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
Знаток города N, 18:45, 02 декабря 2021
Александр, пытаясь настрочить хайповую статью, вы уж хотя бы определитесь кто с Вашей точки зрения...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
веса, 10:07, 02 декабря 2021
Да чтож это делается! Сколько можно! Деды воевали.. Отцы концы с концами сводили. Страну строили...
Нижегородский фонд капремонта снова нанял коллекторов для сбора 100 млн долгов. Снова по максимальной цене
Анэт, 18:27, 01 декабря 2021
"..и даже 10 тысяч (!) рублей", одно дело цену снизить, а другое выполнить все условия контракта...
toup