24 сентября 2021, 18:19 Пятница
Нижний Новгород, +20

Интервью

Михаил Буравков: не знал, сколько денег соберем, просто решил, что сделаю всё, что смогу

21:13, 03 сентября 2021

Михаил Буравков, самый обычный житель Дзержинска, отправился в велопробег до Сочи, чтобы помочь собрать деньги на лечение двухлетней Веры Рыльской. Вере поставили очень много диагнозов – и за всеми этими названиями (гидроцефалия, атрофия зрительного нерва, дисфагия, эпилепсия, тетрапарез, тугоухость, термоневроз) – беда и проблема, с которой семья Веры самостоятельно справиться не может. Девочка начала заниматься с инструкторами, пошёл прогресс, но на технические средства для реабилитации и на сами процедуры нужны большие для семьи деньги – 1 299 740 рублей. Именно их Михаил Буравков и решил помочь собрать своим велопробегом.

По теме

Он стартовал из Дзержинска 14 августа и спустя 17 дней приехал в Сочи, как и планировал. По дороге рассказывал о Вере всем, кому мог. Отчитывался о поездке в соцсетях и там же напоминал всем интересующимся, зачем он поехал, предлагал перейти на страницу девочки и помочь Вере. Сейчас, после финиша, Михаил Буравков смог поделиться с нами своими ощущениями и от велопробега, и от того, удалось ли достичь поставленной цели.

– Михаил, почему вдруг велосипедом до Сочи?

– Может показаться, что я просто так взял и решил поехать, но всё немного сложнее. Я давно хотел поехать в дальний велопробег, испытать себя. От Дзержинска до Сочи две тысячи километров, хорошая такая дистанция. Не огромная непосильная, но и не маленькая. Поехал я специально так, чтобы к моему приезду на велосипеде в Сочи моя семья прилетела туда на самолете, мы бы отдохнули в отпуске и отправились назад все вместе уже самолетом.

– Хороший план. Получается – в любом случае собирались. Как узнали о девочке и почему вдруг решили помочь?

– О девочке я узнал за месяц до своего старта и подумал – почему бы не помочь, если могу. Я поеду в велопоход, буду выкладывать отчеты, а всех новых подписчиков буду перенаправлять на страницу девочки в соцсети, чтобы люди могли тоже ей как-то помочь – репостами, переводами, чем могут.

Я связался с её мамой, мы очень душевно поговорили, она меня очень удивила – поистине женщина с железным стержнем внутри. Все мы знаем, какая тенденция идет, отказников много в роддомах, но Наталья не бросила свою дочь, и я как-то сразу решил, что моя поездка будет посвящена сборам средств для Веры Рыльской.

– Как проходил велопробег? Это сейчас мы знаем, что вы благополучно добрались до Сочи, а тогда, по дороге, с чем пришлось столкнуться?

– Трудностей особых не было,  если смотреть на все со стороны. Ехал – не особо торопился. Ставил палатку, ночевал, выбирал места где можно было отдохнуть.

Многие спрашивали и по ходу движения и после завершения велопробега – как я готовился? Как готовил велосипед?  На самом деле, я готовился почти два года, но в прошлом году не поехал по причине ремонта дома, а в этом с зимы уже начал собираться. Велосипед тоже начал собирать сам. Сначала купил пустую раму, какую хотел, потом постепенно покупал все остальное навесное оборудование. С собой взял палатку, спальный мешок, надувной матрас и инструменты с запчастями. Пару телефонов, котелок и горелку с газовым баллоном, минимальный запас продуктов. Вот собственно и всё.

– Результаты вашей благотворительной акции вам известны? Сколько денег удалось собрать? Какое количество людей привлечь?

– Вы знаете, вопрос денег меня не особо волновал, я же сам их не собирал, хотя в дороге мне попадались люди, которые говорили – давай мы тебе денег дадим! Но я всегда всех отправлял в группу Веры Рыльской в соцсети. Мама Веры мне рассказывала, что были дни, когда прямо очень активно люди деньги присылали. Там можно было посмотреть, но я ехал, и это было главным. А сколько кидают – столько и кидают, мама Веры у себя на странице каждый день вешала отчет, писала, сколько денег пришло.

Больше всего денег жертвовали люди, когда я только выезжал, и «Дзержинск-ТВ» сделали про меня материал. Благодаря этим поступлениям удалось сдвинуть дело, мама Веры заказала одну из специальных колясок и определилась с направлением лечения и реабилитации.

– Получается, привлечь внимание к проблеме Веры Рыльской удалось?

– Я думаю, что удалось. Конечно, в основном народ подписывался именно на меня и моё велопутешествие, но я постоянно напоминал, записывал обращения, говорил, чему посвящен мой заезд, объяснял, где найти группу, где находятся реквизиты, как помочь. В итоге люди шли и туда тоже.

– По дороге люди как реагировали?

– Хорошо реагировали, говорили «молодец», спрашивали, не страшно ли ночевать одному в незнакомых местах, но, в общем, очень благожелательно народ относился. Плохих людей мне по дороге не встретилось. Традиционно плохие люди у нас были только в комментариях. Острые на язык, все такие знающие, диванные эксперты – понимаете, о чём я? А по дороге таких не было.

– Велопробег чем для вас стал в итоге? Прогулкой или преодолением себя?

– Много чем стал, если честно. Сейчас сложно сказать, была ли сложной дорога? Наверное, была хорошей. Ни разу не было таких мыслей, что надо это как-то закончить, сесть на транспорт и доехать нормально. Многие думали, что я сдамся, помру на середине пути и всё брошу, поеду на чём-то. Физически до серпантина дорога была нормальной, всё хорошо было. Только ветер сильный встречный меня иногда держал. Особенно где-то от Воронежа до Бутурлиновки меня просто сносило ветром. На трассе никого нет, а меня сносит. Я педали кручу-кручу и словно не еду. Иногда ехал со скоростью около восьми километров в час вместо двадцати пяти. И это было, конечно, испытанием.

И серпантин был непростым, потому что на нем тяжело было подниматься. Зато как награда за подъём – потом крутой длинный спуск, так кайфово было, я сжёг нафиг все тормоза на нем.

– Есть ощущение достигнутой цели?

– Я если ставлю себе цель – я её добиваюсь! Я взял на себя обязательство хоть как-то помочь Вере, и мне никак отступать нельзя было. Я честно сказал маме Веры в самом начале: я не знаю, сколько привлеку людей к вашей проблеме, не знаю, сколько денег соберем, просто сделаю всё, что смогу. Она меня успокоила, сказала: сколько бы ни было – всё будет хорошо. Я и не переживал больше, просто делал всё, что должен.

Когда доехал, было сильное опустошение. Отдохнул немного, семью встретил – теперь всё хорошо будет. И денег собрали для Веры сколько могли и путешествие у меня получилось. Но без внимания я девочку не оставлю, продолжим привлекать внимание, сам постараюсь помогать, чем смогу. Какая-то цель достигнута, но впереди ещё цели есть.


Роман Голотвин

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
Грустный праздник: дольщики ЖК "Новинки Smart City" отметили "День негорода"
ALEX, 13:16, 13 сентября 2021
Спасибо, что написали про нас. Единственное, что хочется уточнить- цифра в 30 дольщиков- неверная...
"Фанерное искусство" на Чкаловской лестнице: концерт "Хора 800" вызвал осуждение профессионалов
momli, 02:04, 28 августа 2021
Яркое событие уже было в 71-м году. Только пели не 800 человек(хотя на деле там и 800 человек не...
"Фанерное искусство" на Чкаловской лестнице: концерт "Хора 800" вызвал осуждение профессионалов
momli, 01:57, 28 августа 2021
Вам кажется нормальным, что детей ВООБЩЕ не слышно, а в колонках со СПИНЫ зрителей звучат голоса...
"Фанерное искусство" на Чкаловской лестнице: концерт "Хора 800" вызвал осуждение профессионалов
momli, 01:52, 28 августа 2021
Вынуждена не согласиться. Во-первых организация ужасная.Не могу отвечать за другие коллективы, но...
"Фанерное искусство" на Чкаловской лестнице: концерт "Хора 800" вызвал осуждение профессионалов
Полина, 16:07, 20 августа 2021
Такое яркое мероприятие прошло, а вы сейчас пытаетесь все это "обнулить" и высмеять.. Я сама лично...
"Фанерное искусство" на Чкаловской лестнице: концерт "Хора 800" вызвал осуждение профессионалов
Елена, 14:03, 20 августа 2021
Дети пели вживую. Фонограмма им помогала. Иначе как можно управлять таким огромным хором, где...
toup