05 декабря 2020, 14:03 Суббота
Нижний Новгород, -2
Последнее интервью
Станислав Дмитриевский: «Придется вступать в бой» Станислав Дмитриевский: «Придется вступать в бой»
21:40, 29 ноября 2020

Аналитика

Шухер после шутинга

22:16, 15 октября 2020

Массовый расстрел жителей поселка Большеорловское и последующее самоубийство стрелка Данилы Монахова – новость с резонансом федерального масштаба. Следственные органы продолжают расследовать как причины тройного убийства, так и дело о халатности тех, кто должен был остановить 18-летнего стрелка на ранней стадии. И параллельно, как это часто бывает, масс-шутинг провоцирует новые запретительные инициативы и дискуссии сторонников и противников «закручивания гаек».

По теме

Одна из исследуемых версий: Монахов планировал забрать ружья в Нижний Новгород, чтобы устроить стрельбу в своем училище-интернате. Бабушка Галина Монахова попыталась его остановить и стала первой мишенью стрелка. А дальше, понимая, что исходный план провалился, Монахов якобы начал стрелять уже без разбора. Трагический итог: трое убитых прохожих, и трое раненых. Бабушку Данилы удалось чудом спасти, но она по-прежнему в очень тяжелом состоянии.

В Нижегородском училище-интернате, который избежал печальной славы школы Колумбайна в Колорадо и Керченского политехнического колледжа, о борской истории стараются много не говорить. Но от слухов и сплетен никуда не деться.

– Преподы говорят, что хороший был мальчик, учился очень хорошо, – говорит 20-летний учащийся НУИ Илья Телегин. – По поводу акции устрашения [о которой якобы говорил Монахов] я ничего не знаю, но один парень с третьего курса говорил, что у нас тут «колумбайн» будет – не знаю, про него или не про него.

– Говорят, что был «заучкой». Что был тихим, добрым, отзывчивым. По словам учителей, учился хорошо, шел на красный диплом. У нас в техникуме пытаются всё это не обсуждать, чтобы всё улеглось, – подтверждает 18-летний Михаил Фомин.

Между тем, первые угрозы учинить массовую расправу, по словам друзей стрелка, звучали от Данилы Монахова еще в школе № 101, которую он закончил совсем недавно. Тогда же в его соцсетях появилось то, что следствие официально называет «посты в поддержку деструктивных течений». Соответствующие сигналы преподавателей поступили и руководству школы, и в полицию (включая тот самый Центр «Э», который большими отрядами вламывается в дома свидетелей по политическим уголовным делам). Не восприняли по-настоящему всерьез? Просто проигнорировали? – именно в этом и должно разобраться следствие. Впрочем, даже на федеральном уровне уже звучат выгораживающие мнения в духе «за всеми не уследишь».

– Должен быть социальный мониторинг, то есть социальных сетей. Насколько мне известно, такая работа ведется, — отметил в интервью Daily Storm депутат Госдумы Александр Хинштейн. — Она, конечно, неоднолинейна и непроста, потому что речь идет, по сути, о работе искусственного интеллекта. Мы все-таки живем не в условиях полицейского государства, к каждому человеку не приставишь постового.

Но вот охотничий билет Монахов получил вполне легально, несмотря на наблюдения у психолога по поводу депрессий. А ружье ему – и также на законных основаниях – купил на день рождения отец для совместной охоты на уток.


Скриншот с видео Следственного комитета

Именно тема доступности оружия даже для ментально нестабильных подростков сейчас вызывает наибольший федеральный резонанс в связи с борской стрельбой. В Госдуме уже прозвучали предложения повысить минимальный возраст получения лицензии на охотничье оружие с 18 лет до 21 года. Впрочем, автор инициативы, член комитета Госдумы по безопасности Анатолий Выборный, сразу поясняет «Известиям» – это предложение еще не сформировано окончательно.

– Сейчас прорабатываю с экспертами этот вопрос, обсудим его на разных площадках — в Общественной палате, Госдуме и Торгово-промышленной палате. И в ближайшее время сможем выйти с такой инициативой.

При этом даже на ранней стадии противников у этих запретительных мер не меньше, чем сторонников – даже среди депутатов Госдумы. Нижегородец Александр Глебов, владеющий тремя стволами, тоже считает, что «закручивание гаек» приведет только к дополнительным расходам.

– После [массовой стрельбы в] Керчи или какого-то другого громкого случая ввели новую процедуру продления лицензии на хранение оружия. Сейчас для продления я должен пройти медкомиссию – офтальмолога, психотерапевта, терапевта – и сдать анализ на отсутствие наркотиков в организме. И если трех врачей я прохожу в течение одного дня, то для анализов нужен дополнительный день. Но это еще не все – теперь я, человек, владеющий оружием уже 15 лет, обязан еще и пройти обучение! Платное! У меня два ружья и травматический пистолет – и я, уже имея стаж владения этим оружием, заплатил за «обучение» все прочие сборы практически 10 тысяч рублей. Да я сам мог на всех этих уроках провести лекции!

Усложнение механизмов лицензирования – по крайней мере, в нашей стране – ведет исключительно к коммерциализации этой сферы и дальнейшему формализму, говорит Александр. У него у самого двое детей, пяти и семи лет. «Самый любопытный возраст!» – говорит собеседник «Репортёра-НН». Но при этом Глебов абсолютно уверен, что оружие его детям недоступно: патроны хранятся в одном сейфе, «травмат» – в другом, ружья привинчены к стене в кладовке. Не меньше возмущения вызывает у нижегородца идея о повышении возраста владения оружием:

– Вот, в Госдуме уже предложили поднять возраст продажи оружия до 21 года. Но у нас в армию призывают с 18 лет – им что, оружия там выдавать не будут? У нас в стране есть регионы, где люди с детских лет владеют оружием, потому что без него просто не выжить! Это регионы Крайнего Севера, Чукотка, Мурманск. При принятии новых инициатив сама жизнь этих людей может быть поставлена под угрозу – и всё из-за одного чудака!

Впрочем, история самого Данилы Монахова далеко не так однозначна. Врожденное заболевание, постоянные больницы, ощущение неизбежного финала, замкнутость и депрессии, конечно, не могли не беспокоить родителей мальчика. В качестве некой эмоциональной разрядки отец Данилы Михаил Монахов, видимо, и придумал совместную охоту, видя любовь сына к компьютерным шутерам. Изменилось бы что-то, если бы вместо стрельбы по уткам в семье культивировали шахматы или, допустим, настольный теннис? Далеко не факт, поскольку первична сама деструктивная цель обреченного человека. Какими средствами она будет достигнута, рано или поздно – уже детали.


Александр Пичугин

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
Театр оперы и вендетты
Николай, 22:51, 30 ноября 2020
Привет
Заложники «Дома на Свободе»
Ольга, 12:22, 21 ноября 2020
А почему с подрядными организациями нужно садиться за стол переговоров? Объем, порядок и стоимость...
Платный центр города: вопросы без ответов
Макс, 15:35, 23 октября 2020
Никитина в отставку!
Платный центр города: вопросы без ответов
melis13, 13:06, 22 октября 2020
Видимо недостаточно еще у народа забрали. Мало того, что на всех заводах вдруг появились "хозяева"...
Скотомогильник соседствует с детским садом в Богородском районе
Ol_, 14:49, 02 октября 2020
Да, конечно жители свалку у своих коттеджей знатную сделали и про детский сад и своих детей ни разу...
Блог редактора: Разгромная рецензия на постановку
Евгений Морозов, 16:30, 14 сентября 2020
Назвать это постановкой ,значит оскорбить театралов.Это ставшее обычным -издевательство!Первый...
toup