17 декабря 2018, 12:14 Понедельник
Нижний Новгород, -10
Последнее интервью
Асхат Каюмов: «Вся нижегородская программа охраны... Асхат Каюмов: «Вся нижегородская программа охраны...
22:29, 07 декабря 2018

Репортажи

Когда прием не лучше «игнора»

20:16, 28 ноября 2018

Вот, бывает, соберутся высокие начальники вокруг президента страны на очередное совещание – сидят, внимают каждому слову. Скажем, ругает глава государства систему обеспечения льготников лекарствами – за то, что на бумаге всё неплохо, но деньги утекают сквозь пальцы, а люди не получают нужных препаратов. Кивают главы регионов и руководители федерального минздрава, мгновенно прикидывают, что и как можно улучшить. Но как только совещание заканчивается, а его участники разъезжаются по своим кабинетам, жизнь входит в привычное русло. В Нижегородской области ситуация выглядит следующим образом: по обеспечению льготными лекарствами больных редкими заболеваниями наш регион – на третьем месте с конца! Это данные Союза пациентов и пациентских организаций по редким заболеваниям. Как выживать больным?  Чиновники от медицины отвечают откровенно: ищите деньги сами – можно, например, на паперть сходить!

По теме

Это тот самый случай, когда фраза «борьба за выживание» имеет буквальный смысл. Любая редкая смертельная болезнь не прощает легкомысленного отношения, и стоит только прекратить принимать лекарство – жди летального исхода.

«Хотите жить – ищите деньги!»

Знакомьтесь: этого молодого человека зовут Андрей Клевлеев. В 2013 году у него диагностировано смертельно опасное, но крайне редкое заболевание – неспецифический язвенный колит. Болезнь не заразна, но полностью не лечится, а в случае отсутствия лекарственной профилактики приводит или к  мучительной смерти, или, в лучшем (?) случае, к инвалидности. Диагностировать это самый колит могут у кого угодно, это вид генетического заболевания, которое может проявиться независимо от пола и возраста…

Месячный курс лекарств стоит от 20 до 30 тысяч рублей, и вот уже четыре года Андрей вынужден искать эти деньги сам, не получая никакой поддержки от властей. С чем связано такое равнодушие? Чем его ситуация отличается от положения больных другими опасными для жизни заболеваниями?

Дело в том, что в нынешней системе здравоохранения оплата по полису ОМС процедур, необходимых для лечения  данного вида заболеваний, остается на усмотрение региона. И в Нижегородской области лечение оплачивается гражданами исключительно за свой счет, причем мотивируется такое решение – чем бы вы думали? – малым количеством заболевших! То есть между строк читается буквально следующее: «Вас так мало, что если вы умрете – мы и не заметим!»

О каком же числе больных идет речь? По данным, имеющимся на настоящее время, малое число для чиновников – это 300 – 400 человек (с различными вариантами аналогичного заболевания). То есть население целой большой деревни! При этом в некоторых гораздо менее благополучных регионах страны – например, в Карелии – власти смогли, пусть и под нажимом общественников, включить эту болезнь в список «льготных».

Разумеется, Андрей Клевлеев пытался и пытается бороться за свое право на льготы. Но пока добился только вороха отписок с общим смыслом: «Хотите жить – ищите деньги сами!»

«Вы мне даже не друг по фейсбуку!»

Сейчас мы расскажем о парочке типичных примеров общения Андрея с чиновниками от здравоохранения. Если наш читатель почувствует лёгкое ощущение дежа-вю – это нормально!

Июнь 2018 года. После долгой переписки с минздравом, встречи с бывшим министром Переслегиной, наш герой попытался записаться на прием к директору Центра медицинской инспекции области Андрею Нестеренко.


Андрей Нестеренко: эксперт ОНФ, борец с плохими дорогами... и человек, к которому непросто попасть на прием

ЦМИ – государственная некоммерческая организация, созданная для того, чтобы «содействовать министерству здравоохранения в повышении качества и доступности медпомощи» - примерно так об этом пишет сайт ЦМИ. Казалось бы, именно сюда Андрею Клевлееву прямая дорога…

– В течение месяца я пытался записаться на прием, но Андрей Владимирович Нестеренко мне отказывал, – говорит Клевлеев. – И тогда я решил пойти в министерство на свой страх и риск, дожидаться Нестеренко у турникета.

Да-да, у турникета минздрава происходит много занимательных диалогов и событий. Чиновник, пробегая мимо нашего героя, снова отказал в приеме, сославшись на совещание. Предложил подождать на первом этаже: «У нас там диванчик!» Когда освободится, не сказал – и в итоге больной смертельно опасным колитом ждал Нестеренко больше трех часов!

Когда все же аудиенция состоялась, то речь шла о чем угодно, только не о болезни. Сначала Нестеренко уверял, что в медицине все отлично, а если есть замечания, то гражданин может написать письменное обращение (запись разговора есть в распоряжении редакции). На аргумент больного о целой коллекции письменных бюрократических отписок минздрава на все письменные обращения, Нестеренко предлагал написать ещё.  

– Под конец разговора Нестеренко поставил мне в вину, что я его отвлекаю от работы, хотя он меня совсем не знает. Говорит: «Мы не друзья, в фейсбуке не состоим и тому подобное!» – передает суть беседы Андрей Клевлеев. – Я тоже ему сказал, что вижу его первый раз в жизни, но именно от его подразделения зависит включение или невключение моей группы заболеваний в региональный список на получение лекарств и медицинской помощи. После чего Нестеренко принялся заставлять меня «мыслительно думать» о том, что на покупку лекарств нужны деньги! Как будто я об этом не знаю! На замечание, что денег у меня нет, Нестеренко ответил: «Ну найдите эти деньги!»

После такого ответа, говорит Андрей, никаких вопросов и иллюзий у него не осталось. Добавим, что официальный доход Клевлеева - 10,5 тысяч рублей в месяц. Ну, а завершалась его встреча с Нестеренко и вовсе «по классике» - фиксируйте, как снова просыпается дежа-вю!

– После беседы Нестеренко начал вместе с охранником доказывать, что министерство здравоохранения является "режимным объектом" и просил покинуть данное заведение, в противном случае грозился вызвать полицию... – рассказывает Андрей. – А я лишь хотел узнать о возможности оказания мне диагностических услуг, в которых мне неоднократно отказывал главврач 24 больницы Сергей Криваткин.

(О господине Криваткине мы еще обязательно расскажем подробнее – как говорил киноперсонаж, «это удивительная история»!) 

«Я сейчас милицию вызову!»   

Прошло несколько месяцев, вопрос Клевлеева так и не сдвинулся с мертвой точки. Нестеренко с должности фактически замминистра по неизвестной нам причине ушел на должность главного врача загородного детского санатория. И вот наш герой в надежде на то, что в этот раз повезет, попробовал повторно обратиться в ЦМИ. На этот раз разговор состоялся с начальником отдела Марианной Ражевой.

      

Но Марианна Рудольфовна вела беседу примерно в том же тоне. Видимо, это «профессиональная черта» чиновников от здравоохранения.

– Денег у минзрава нет, сказала мне Ражева, – вспоминает Андрей Клевлеев. – Под конец разговора вообще предложила мне найти деньги для всего министерства. Спрашиваю: и где мне искать? – отвечает: да хоть на паперть идите!

После такого ответа Андрей уже не смог удержаться и включил камеру мобильного телефона, попросив повторить сказанное. И вот только тогда чиновница начала проявлять по-настоящему серьезное беспокойство – но не за судьбу смертельно больного посетителя, а за тайну собственной личности.   

– Я вам не давала разрешения на запись! Я на вас сейчас напишу и милицию вызову! Вы закончили? До свидания! – у меня больше нет к вам вопросов! – частила Ражева, а затем просто попыталась выбить телефон из рук посетителя.

Вот и видео этой беседы. Мы решили «замазать» лицо чиновницы – видимо, так она себе нравится больше.  


Спасибо YouTube за умение "блурить" лица, но настоящее лицо чиновника - это его дела и отношение к людям!

Напомним, буквально накануне губернатор Нижегородской области Глеб Никитин прокомментировал увольнение замминистра здравоохранения Ольги Ермиловой, обратившись к подчиненным с предостережением. По словам главы региона, чиновник не имеет права отказывать в приеме, каким бы сложным ни был вопрос. Но, судя по истории Андрея Клевлеева, иногда прием чиновника выглядит даже хуже «полного игнора». Когда люди забывают, чьи интересы они должны защищать, когда бывшие медики начисто лишаются сочувствия и желания помочь – это и называется «профессиональным выгоранием». И ничего не изменится, пока эти люди на своих местах.


Александр Пичугин

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
О чем говорят
Видео
КПЗ, выпуск 2
КПЗ, выпуск 2
01:03, 12 декабря 2018
Все видео
Последние комментарии
Главврач-эксплуататор
admin, 20:46, 11 декабря 2018
Уважаемый Работник учреждения, сегодня утром мне звонил Сергей Львович Криваткин, его информация не...
Главврач-эксплуататор
Наблюдатель, 17:46, 11 декабря 2018
Журналистика, как мне казалось, предполагает объективные факты, презентацию ситуации с обоих...
Главврач-эксплуататор
Птица, 22:33, 10 декабря 2018
...
Главврач-эксплуататор
Работник учреждения, 19:51, 10 декабря 2018
Господин Пичугин,так выходит Вы пишете статьи на заказ,что-ли.Вам приносят какие-то бумаги,Вы их...
Асхат Каюмов: «Вся нижегородская программа охраны окружающей среды – это стоимость одного ФОКа»
Николай, 12:15, 10 декабря 2018
Почему страной командуют управленцы 20 лет??? От этого все наши неудачи.
Асхат Каюмов: «Вся нижегородская программа охраны окружающей среды – это стоимость одного ФОКа»
Николай, 12:09, 10 декабря 2018
Почему столько лет страной командуют управленцы?? В этом все наши проблемы.
toup