24 сентября 2018, 22:12 Понедельник
Нижний Новгород, +11

Репортажи

Народный в огне

23:49, 01 июля 2018

Поселок Народный называется так по традиции, хотя уже давно это составная часть Сормовского района Нижнего Новгорода. В конце 1950-х годов двухэтажные дома Здесь строили собственными руками рабочие завода «Красное Сормово», за что эти двухэтажки и называют «народной стройкой». Жители сами сажали плодовые деревья, и строили сараи для хранения угля, дров и продуктов. В советские годы все это считалось временным, и через 25 лет людей обещали переселить в новые дома, но с окончанием социализма о расселении власти уже не вспоминают, а деревянные сараи, стоящие, как и дома, уже 60 лет, выглядят анахронизмом. Возможно, об этой части города забыли бы окончательно, если бы не серия поджогов, которая вынудила людей собираться в дружины, чтобы собственными силами защищать свои жилища.

По теме

Начиная собирать информацию для этого репортажа, мы предполагали, что пожары – единственная местная беда, но оказалось, что у жителей поселка есть множество других проблем, о которых люди охотно начинают рассказывать. У многих сложилось впечатление, что город забыл о них. Нижний Новгород, вошедший в топ-5 городов России по размерам бюджетных затрат на проведение Чемпионата мира по футболу, не может обеспечить нормальную работу общественного транспорта, досуг жителей, и даже элементарное освещение улиц и дворов поселка Народный в ночное время.

– Чемпионат нас не касается. Мы как в деревне живем, нас не видят и не слышат, – с горечью говорит Александр Леонидович, местный житель.

Улицы и дворы поселка утопают в зелени. В каждом дворе напротив уютных двухэтажных домиков стоят деревянные сараи, которые и стали целью для неизвестных поджигателей, орудующих в поселке с мая 2018 года. Всего произошло уже около 10 поджогов в самых разных местах, многие сараи сгорели и на их месте остались уродливые останки, которые никто не торопится убирать.

Пострадали как минимум два автомобиля, припаркованных рядом с сараями. В ночь с 26 на 27 июня злоумышленники пытались поджечь местный магазин, но его работники вовремя заметили возгорание и успели потушить.

– В поселке у нас всегда было спокойно, живу здесь 14 лет, никогда ничего такого здесь не было. А в этом году какой-то ужас творится. И школа у нас горела, теперь сараи поджигают, а еще у нас тут ребенок пропал, рыбак утонул, год какой-то нехороший, – делится своими впечатлениями молодая девушка, просившая не называть ее имени.

О том, кто совершает поджоги, ходят самые разные версии, как и о возможных мотивах этих действий. Девушки, которые не захотели афишировать свои имена, рассказали, что когда поджигали магазин, местный житель заметил трех мужчин в масках, попытался их задержать, но эти люди его избили и он попал в больницу.

В ту ночь в мае, когда горело в первый раз, было сразу пять поджогов. Поджигателя заметили местные жители и побежали за ним. Злоумышленник убежал за железнодорожные пути (рядом с поселком расположена железнодорожная станция «Поселок Народный») и скрылся в зарослях, идущих в сторону 7-го микрорайона. Лица его никто не разглядел – он был в капюшоне. Этот же поджигатель попал на видеокамеру внешнего наблюдения, которую жители поставили для наблюдения за своей машиной. В руках у злоумышленника была бутылка, из которой торчала тряпка, он поджег тряпку и бросил эту бутылку в сарай, все заполыхало. В другом случае дети видели трех мужчин на машине, с дубинками и в масках. Но доверять словам детей сомнительно, они могли и нафантазировать.

Старожилы вспоминают, что поджоги были и раньше.

– Лет 12 тому назад  были такие случаи, – рассказывает пожилая пенсионерка, местная жительница. – Мы дежурили, все жители, и я тоже, тогда мы были помоложе. Выходили по расписанию. Один дом выходит, потом другой дом. А сейчас уже нет такой организованности, сараи особо никому не нужны. Ну кому они нужны? Видите, какие сараи-то? Сгнившие, кто там сейчас что держит? Один хлам. Главное, что из-за этих сараев, если случится пожар, у нас дом сгорит! Дом рядышком, электропровода рядом, это же страшное дело. Надо бы их, конечно, сносить, сараи эти, но никто не хочет ничего делать.

 

Сносить или не сносить?

Отношение к сносу сараев в поселке неоднозначное. Мнения жителей разделились. Так, девушка, пострадавшая от поджога, рассказывает:

– Я утром просыпаюсь, а сарая нет. Все сгорело. Отношение у меня к этому двоякое. С одной стороны, снести бы нужно эти сараи, вид у них, конечно, безобразный. А с другой стороны, у нас такие маленькие квартирки, хранить в них ничего невозможно. В сарае у меня были колеса от автомобиля, два велосипеда. Тысяч на 50 наверное сгорело. Конечно, жалко.

Марии Тимофеевне Коноваловой уже 80 лет. Почетный ветеран труда авиационного завода «Сокол» категорически против сноса сараев:

– Да это кощунство, сносить сараи! Кто это придумал?! Специально может их для этого и поджигают, чтобы заставить нас их снести! – возмущается пожилая женщина.

У одного из домов на улице Ясной, сараи во дворе которого были сожжены в мае, собралось около 15 человек местных жителей на собрание.

– У нас нет места для хранения вещей, кроме сараев!

Другие жители подхватывают:

– Санки, лыжи, велосипеды, все в сараях.

– Мы сюда приехали в 1958 году, с тех пор здесь живем, – говорит решительно настроенный мужчина. – Я тут остался один из немногих старожилов. Сараи были для угля и для запасов продуктов, потому что у нас здесь не было ни рынка, один старый магазин на весь поселок, и надо было где-то хранить овощи, солености, раньше все в бочках солили, и сараи были приспособлены под это. А когда у нас паровое отопление провели, сараи стали как бы вне закона. Но никто их разбирать не стал, они как стояли, так и стоят. Сараи эти жителям нужны, у нас там погреба, велосипеды, коляски. Ведь у нас комнаты маленькие, в квартире ставить некуда. В некоторых дворах сараи старые гнилые, у нас же были хорошие, новые, из надежного леса, с железными крышами – вот они и сгорели.

В другом дворе на Ясной местный житель Александр Хомяков показывает нам обуглившиеся останки сараев и на вопрос, не стоило бы их все давно снести, тоже не дает неоднозначного ответа:

– Наверное, эти сараи как бы нужны. Все равно какие-то вещи в них хранятся. Кто-то велосипеды там ставит. Но с другой стороны, законны ли они, эти сараи? Принадлежат ли они кому-то? Документов на них ни у кого нет.

На собрании жителей выяснилось, что сараи стоят на муниципальной земле и являются самостроем, таков ответ администрации района. Глава администрации Сормовского района Дмитрий Сивохин в официальном ответе от 13 июня сообщает жителям:

«Размещение сараев возможно на сформированном земельном участке многоквартирного дома, прошедшем государственный кадастровый учет, при условии отсутствия подземных инженерных коммуникаций и согласия на установку сараев собственников жилых помещений этого дома.

Земельные участки, на которых расположены указанные сараи, не поставлены на кадастровый учет и не входят в состав общедомового имущества близстоящих многоквартирных домов.

Администрацией Сормовского района направлены обращения в департамент жилья и инженерной инфраструктуры г. Н.Новгорода, являющегося главным распорядителем денежных средств, о выделении денежных средств на снос сгоревших сараев.  Вопрос сноса сараев будет рассмотрен после перераспределения денежных средств на администрацию Сормовского района при условии их выделения».

Как только разговор заходит о сносе сараев, страсти накаляются. Часть жителей отстаивают мнение, что поджоги выгодны администрации, и таким образом власти города расчищают территорию.

– Да мы бы и не против сноса, но зачем поджигать-то? Пусть бы нас предупредили, чтобы мы ценные вещи заранее вынесли, потом бы пусть сносили.

– А вы знаете, что у нас и огороды незаконные и их тоже могут отобрать? – делятся другой проблемой жители друг с другом.

Дело в том, что в палисадниках домов многие высадили фруктовые деревья, плодовые кусты, устроили грядки с овощами, но по бумагам эта земля не является приусадебным участком, не относится к придомовой территории, а как и земля под сараями, является муниципальной территорией.

– Это строили наши родители, почему это незаконно теперь вдруг стало? Мы готовы в аренду взять, переоформить, готовы сараи приватизировать, но нам никто это никогда не предлагал,  – отвечали на это другие, более активно настроенные жители.

Многие говорят о том, что ходит слух о предстоящей застройке этой территории и что такими темпами выжигают для того, чтобы попросту расчистить место. Говорят, что поджигают с помощью бутылок с горючей смесью и быстро скрываются на велосипедах, скутерах или на автомобиле. Это похоже на то, как действуют наемники, быстро и профессионально. Хотя судить об этом достоверно, конечно, нельзя.

– Когда еще Бочкарев был нашим депутатом, лет 10 назад, нам говорили, что наши дома будут сносить и расселять, а здесь будет торговый центр, – вспоминает пенсионерка-старожил. – Но если торговый центр, то это не один этаж, а у нас здесь дома стоят на болоте. Здесь было непроходимое болото, когда 1957-м году здесь начали строить. Теперь же строить никто не будет, Бочкарева нет, он уже через сеточку глядит наверно…

Снести сараи, однако, будет не так просто. Пожилая женщина продолжает:

– Там в сараях погреба – бетонные колодцы. Нужно много земли, чтобы их засыпать. Поэтому недостаточно просто их убрать, нужно еще возить земли, чтобы засыпать погреба. Администрация отвечает, что у них нет на это средств.  

Мы сами убедились в справедливости этих слов, побродив по пепелищам. Везде в земле зияли глубокие кирпичные или бетонные подвалы, которые нужно засыпать.

Вокруг в это же время бегали и играли дети, школьники и дошкольники, для которых в поселке есть всего одна-единственная детская площадка. Было бы прекрасно устроить на месте пепелищ во дворах именно детские площадки - об этом нам говорили многие жители.

Дети, играющие рядом с пепелищем в зарослях бурьяна, рассказывают, что папу одного из них чуть не избили поджигатели, когда он пытался их задержать. Вот такой здесь местный фольклор. Дети копаются в углях на пожарище, ищут что-нибудь интересное, что осталось после пожара. Дети есть дети! – один из малышей вымазался в саже, и вместе с компанией мальчишек и девчонок отважно лазит по обугленным руинам. От падения в открытые подвалы малышей спасает лишь чудо.

О том, почему ни пепелища, ни мусор во дворах никто не убирает, нам рассказал Александр Леонидович, местный житель:

– Например, ветки после урагана некуда девать, поэтому народ сюда их стаскивает. А убирать некому. Эта территория муниципалитета, администрации, и к придомовой территории не относится, поэтому домоуправляющая компания мусор здесь не убирает. Также и остатки от пожара никто не убирает. Такая ситуация была и прежде, лет восемь назад, тоже были пожары, и тоже ничего не убирали. Тогда к администрации с жалобой по поводу мусора и головешек после пожара во дворе обращалась моя жена, но это было уже давно, когда во главе администрации был еще Кондрашов. После этого администрация устраивала здесь уборку всего один раз, и то только на одной стороне двора, где горело, убрали остатки от пожара и бумажки собрали, а на другой стороне весь мусор оставили. А сейчас вообще ничего не убирают.

На вопрос, почему жители не пишут в администрацию новые обращения, мужчина недоумевает и говорит, что сам он не любит писать бумажки, но соглашается, что нужно что-то делать.

Три женщины, сидящие на лавочке на фоне останков от сараев, тоже сетуют на бездействие администрации:

– Головешки после пожара никто убирать не хочет, ЖЭК отказывается это делать. Администрация отвечает, что нет средств. Видимо, все ушло на чемпионат. Мы бы может сами помогли убирать, но это нужно куда-то вывозить.

Александр Леонидович рассказывает, что на месте пожарищ действуют и мародеры:

–  У нас на месте сгоревших сараев утром, едва рассвело, появились люди и стали собирать оставшиеся вещи. Мое – не мое, цапают все, что уцелело, и тащут домой. Но сейчас в сараях уже ничего ценного не хранят. Тем более, народ все нищает и нищает. Поэтому мародерам поживиться нечем, даже металлом. Не думаю, что сараи поджигают ради металла, там и металла уже нет! Даже крыши большинство не металлические, а покрыты рубероидом.

Прогуливающаяся с ребенком в коляске молодая мама Елена с сожалением осматривает печальный пейзаж:

– Даже не знаю, как решить эту проблему с поджогами, мне кажется, правоохранительные органы вообще не принимают никакого участия в ее решении. Жители пытаются ее решить, вчера у нас было собрание, на него пришло более 50 человек, мы собирали подписи для обращения в прокуратуру. Мы требуем найти и поймать этого поджигателя. Люди уже своими силами пытаются это сделать, его поймать, организовывают патруль. Поджоги уже идут и по машинам, две машины уже сожгли за одну ночь. Вообще все это уже надоело. Страшно жить.

Нам удалось поговорить с сотрудницей магазина, который пытались поджечь на этой неделе, Ольгой Аркадьевной:

– Поджог был в половине одиннадцатого. Сотрудники магазина сразу увидели огонь и потушили. Сама я не видела поджигателей, но мне сказали, что поджигатели были на машине. Также я слышала, что есть поджигатель, который ездит на мотоцикле, и есть на велосипеде. Они очень хорошо ориентируются по поселку, по дворам. Если вы не здешний, то куда вы побежите? А они знают, куда убегать, быстро прячутся, и никто их найти не может. 

Совсем пожилой уже дедушка, гуляющий с посохом вдоль пепелища, тоже не прочь принять участие в поисках преступников:

– Думаю, поджигатели это молодежь. Железки надо им. Мой сарай уже сожгли, все сгорело. От обращений в администрацию толку нет, ничего не предпринимают. Наши жители уже сами пытаются поймать поджигателей, я бы сам с удовольствием в этом помог, но уже не могу, старый стал.

 

Самоорганизация и обращения к властям

Жители поселка, чтобы решить проблему, действуют в двух направлениях: пишут обращения к властям и сами организуют патрулирование. Собрание жителей улицы Ясная открывает председатель совета жителей Мария Тимофеевна Коновалова. Пользуясь присутствием «Репортера-НН»,она рассказывает нам обо всех местных бедах:

– Поселковый клуб переделали в храм РПЦ. С одной стороны, это хорошо, пожилым верующим не нужно далеко ездить. А с другой стороны у нас клуба нет, нам негде встречаться, проводить мероприятия. Социальную аптеку закрыли, столовую закрыли, банк закрыли, поликлинику тоже, сделали офис небольшой, и даже грозились закрыть почту. Проблемы с транспортом: отменили маршрутку № 72, грозятся отменить 76-ю, автобус № 57 ходит плохо, 95-й тоже. А теперь еще и сараи стали гореть. Народ стонет.

Среди собравшихся одобрительный гул, люди подтверждают справедливость слов своего общественного председателя.

– Почему к поселку такое отношение? Здесь живут заслуженные люди, почетные ветераны завода «Красное Сормово», а также авиационного завода («Сокол» - прим.ред), участники войны, труженики тыла. Очень печально и обидно. Народ очень переживает. От имени жителей мы просим помочь нам. Сейчас стало очень плохо жить и старшему поколению, и молодым.

- Что бы вы попросили властей города сделать здесь в первую очередь?

– В первую очередь нужно защитить поселок. Когда закончатся эти поджоги?! Нужно наладить работу участковых, которых у нас раньше было три, а сейчас – один на два поселка. Чтобы защитить нас от поджигателей, нужны патрули полиции, которые должны здесь ходить и следить за порядком, – говорит Мария Тимофеевна, и ей вторит Николай Николаевич, пришедший на собрание с сыном:

– Нас одно интересует: зачем это делается. Нужно расследование, нужно поймать этих поджигателей.

Затем слово берет молодая женщина, обращавшаяся в полицию и администрацию с заявлениями и жалобами, она деловым тоном, конкретно и по существу рассказывает о полученных ответах. Для публикации она пожелала остаться анонимной:

– Мне поступил телефонный звонок от следователя 8-го отдела полиции УВД Сормовского района в связи с тем, что я писала несколько обращений, в т.ч. в ГУВД Нижегородской области и в МВД России. В Сормовский отдел поступили все мои спущенные жалобы, а также заявления других жителей поселка. Заведено уголовное дело по факту поджогов. Все заявления, которые были во время поджогов, объединены в одно дело. На данный момент на территории поселка ведется патрулирование оперативными сотрудниками ГУВД. Данное дело, скорее всего, будет передано из 8 отдела полиции в ГУВД, оно у них находится на особом контроле. 27 июля прошло совещание сормовской администрации, администрации города, МЧС и других служб с участием главы города Панова, ситуацию все знают. Вопрос по сносу сараев сотрудниками МВД был поставлен перед администрацией города и, скорее всего, будет решен администрацией города, т.к. эта территория муниципальная.

Ну а тем, кто хочет, чтобы ситуация решалась властями быстрее, советую писать свои обращения в интернете, например, через сайт «Сердитый гражданин». Чем больше обращений, тем больше вероятность, что на нас обратят внимание. Можно прийти в администрацию и УВД и тоже написать обращение. Наша задача – привлечь внимание органов власти к тому, что творится сейчас в поселке.

«Репортер-НН» также берет ситуацию на контроль, и на нашей карте народного недовольства мы ставим красную точку в поселке Народный – пока поджоги здесь не прекратятся.

Не все жители поселка в курсе о проходящих собраниях. Уже после этой встречи жителей мы беседовали с другими людьми, и молодые девушки, тоже пострадавшие от поджогов, посетовали на то, что никто не сказал им о предстоящих сходах жителей:

– Плохо, что информирование о событиях в поселке очень плохое. Мы только из интернета узнали, что, оказывается, вчера было собрание жителей. Про сегодняшнее собрание тоже ничего не знали. Кто-то видел объявления, которые повесили у магазина, но мы таких объявлений не видели. Если бы мы знали о собрании, то тоже бы пришли, подписали бы обращение.

О том, что в поселке жители организовали патрулирование, тоже знают далеко не все, с кем мы общались. Некоторые слышали об этом, но никогда не видели. Мы решили посмотреть своими глазами, как это происходит.

 

Народный патруль

После обмена мнениями, жители с собрания на Ясной стали расходиться, а мы направились на другое собрание, которое должно было стояться у дежурного пункта полиции. Там собирались активисты, принимающие участие в патрулировании поселка. У входа в участковый пункт полиции стояли человек 10 местных жителей, которые напрочь отказались фотографироваться. Это можно понять, учитывая, что они ловят опасного преступника, который тоже смотрит и читает материалы о ситуации, и может узнать своих преследователей.  А жители настроены очень решительно и готовы чуть ли не растерзать поджигателя.

С мая месяца несколько активистов по ночам обходят поселок. 27 июня впервые за все время поисков поджигателя патрулирование провели сотрудники полиции, а жители помогали им. Сегодня такой совместный патруль должен был выйти на обход поселка во второй раз.

Говорит активист Андрей Гусев, местный житель:

– Вчера у нас здесь состоялось собрание жителей, на котором около 150 - 200 человек подписали обращение в органы власти. Сбор подписей продолжается. Также мы ездили в Сормовский отдел полиции, нас состыковали с участковым. Инициативная группа у нас есть, а организации на должном уровне пока нет. Мы патрулируем, ходим, смотрим, но все это довольно сложно организовать. Мы элементарно не знаем друг друга. Но сейчас мы хотя бы собрали народ, увидели, сколько людей пришло. Люди увидели, что к нам прислали полицейских для патрулирования. Полицейские должны перекрыть на ночь весь поселок.

Сергей, активист поисково-спасательной группы «Рысь» и местный житель:

– Мы плотно работаем с муниципальными службами, полицией, следственным комитетом. Здесь патрулировать нужно, потому что люди взволнованы и переживают из-за того, что их имущество горит. Конечно же, возмущение идет. Добровольные дружины выходят и прочесывают местность, чтобы не возникало таких происшествий.  Количество участников патрулей всегда разное. Люди выходят, кто когда и как может, все же работают. Кто сутками работает, кто днем, и когда могут добровольно выходят патрулировать. Сейчас, когда начали патрулировать полицейские, возможно, мы будем координироваться и помогать полиции.

Около 21 часа к дежурному пункту подъехал желтый школьный микроавтобус «ГАЗель», из которого высадились полицейские. Затем подъехала еще одна машина с сотрудниками полиции. Всего прибыло около 15 человек. Оказалось, что это полицейские из других регионов, прикомандированные в Нижнем Новгороде для охраны порядка во время Чемпионата мира.

– И вы думаете, удастся поймать поджигателя таким способом? – скептически говорили одни жители. – Он только наоборот спрячется, когда увидит, что столько полиции ходит его ищет.

– Зато сегодня точно не подожгут ничего, народ хоть поспит спокойно, – возражали другие.

С собой у полицейского руководства были схемы поселка. Территорию поселка разбили на квадраты, и каждый квадрат поручили патрулировать трем полицейским.

– Так, сейчас старший называет номер квадрата, номер патруля, и к нему прикрепляется один гражданский, - объявляет сотрудник полиции собравшимся активистам.

 К каждой группе из трех полицейских был прикреплен один или два местных жителя, которые должны были помочь стражам порядка ориентироваться на местности, показать, где что находится. Мы тоже присоединились к одному из таких патрулей.

Кроме трех полицейских, в нашем патруле был активист с собакой и два подростка. По дороге нам встретились гулявшие с собаками местные жители – родители и две их дочери лет 13-ти, которые напросились походить в патруле вместе с парнями, и вот молодежная часть патруля стала состоять уже из двух парней и двух девчонок с собаками. Дети чувствовали себя уверенно и спокойно рядом с вооруженными полицейскими, а их родители, как мы поняли, были не против.

– Собачники и подняли эту волну, начали патрулировать поселок. Собаки – лучшие охранники, – сообщил активист, на поводке у которого был красивый белый пес.

По пути житель и полицейские оживленно обсуждали поджоги и мотивы, по которым они могут происходить.

– Возможно, это застройщики, которые таким образом хотят запугать местных жителей и заставить их за бесценок продать свои квартиры, а потом снести эти дома, чтобы что-нибудь здесь построить, – делился своими подозрениями один из полицейских.

– У нас было уже много самых разных ориентировок: и узбеки, и цыгане, которые занимаются сбором металла, и молодой мужчина в толстовке с капюшоном и с рюкзаком, – рассказывал местный житель. – Хорошо, что сейчас на улицах ночью дали освещение, а то раньше мы вообще жили без света ночью, ни один фонарь не горел, вот было раздолье для поджигателей! Вообще на всех домах есть прожекторы, которые должны включать сами жильцы, но бабушкам жалко 7 рублей в месяц за свет заплатить, они выходят и этот свет выключают. 7 рублей! Мы ходили здесь в темноте с фонариками и светили в лицо прохожим, чтобы увидеть, кто идет. Только 26 июня первый раз свет включили.

В сумерках дорожки поселка выглядели умиротворенно. Прохожих почти никого не было. Вдоль переулков шли ряды сараев, в которых то тут, то там зияли пустые места на месте сожженных строений. Иногда эти места были уже обжиты: на месте сожженных сараев стояли новые железные гаражи, для которых даже сделали бетонный фундамент, некоторые жители даром время не теряли и сумели извлечь пользу от пожара.

Благодаря полицейскому подкреплению поселок впервые за последнее время спал спокойно. Но патруль МВД прошел по поселку всего лишь второй раз с начала поджогов. А десяток активистов, которые на добровольных началах обходили поселок до этого, конечно, не в силах охватить всю территорию. Некоторые жители, знающие об инициативе добровольцев, тем не менее, настроены скептически:

– Кто будет этим заниматься? – машет на нас рукой пожилая женщина, – Молодежи эти сараи не нужны. Старики – мы лежим без памяти сами, нас самих карауль хоть. Кто? Что вы! Кому это нужно. Сейчас тем более половина их уже сгорела.

Александр Леонидович вообще не слышал о патрулях:

– Я здесь живу, но почти ничего об этом не знаю. О том, что происходит, узнал из интернета, в интернете же подписал петицию к властям. Кто ее создал, тоже не знаю. Также и про собрание жителей узнал из интернета.

Александр Хомяков тоже не в курсе, кто и когда патрулирует, и не верит в результативность этого начинания:

– Не слышал о таком. Думаю, за всем не уследишь. Это нужно круглосуточно за всеми смотреть. А полицейских до последнего дня я вообще не видел у нас никогда. Если в городе я вижу патрули, которые ходят по улицам, то у нас на Ясной нет никого. Бывает, проедет полицейский УАЗик, и все.

Жительницы одного из дворов на Ясной в патруль не ходят, но наблюдают за сараями из своих домов. Две другие женщины-пенсионерки, которых мы встретили до собрания, проходя мимо пожарища, рассказали нам, что тоже дежурят, но независимо от активистов, сотрудничающих с полицией:

– Мы месяц дежурим уже. В нашем дворе жители окрестных домов наблюдают за своим двором. Распределили время и дежурим. Но все равно поджигают, даже при нас. Мы хотим уже сносить эти сараи, потому что дом рядом, половина из этих сараев уже сгорела, и при пожаре деревья, которые растут у нашего дома, обгорели. Сгорели яблони, очень жалко. И так во многих дворах! – рассказывают они, и при этом продолжают обходить территорию, пристально вглядываясь в лица проходящих мимо прохожих: а не поджигатель ли это?

 

«Боимся за дома!»

Если к судьбе сараев у жителей отношение противоречивое, кто-то и не против того, чтобы их все снесли, то за свои дома жители испытывают страх.

– Очень страшно за свое жилье, – говорят женщины на лавочке. – Сараи уж ладно, мы боимся за свои дома. В мае так сильно горело прямо напротив нашего дома, что даже деревья обгорели у дома. Это был третий поджог в нашем поселке. Яблони в палисаднике нас только и спасли, задержали жар от огня, и еще, что ветра не было. Пламя было такое сильное, что нельзя было стоять около окна. Так полыхало, что просто ужас. Было страшно. Одной искры бы хватило, чтобы наш дом загорелся. Чердак и перекрытия у дома деревянные, могут легко загореться.


На этом фото видно, как близко к сараям находятся жилые дома 

Мужчина, вышедший на крыльцо, добавляет:

- Я слышал, что уже одну квартиру подожгли. Жители опасаются сгореть в своих квартирах. Те, у кого на первом этаже были решетки на окнах, решетки снимают, иначе не успеешь выпрыгнуть, если квартиру подожгут. Лестницы в наших домах деревянные, они как свечки загорятся, если что, по ним не пройдешь. Куда смотрят наши власти, за что деньги получают? Полиция? Неужели они не знают, что здесь постоянно устраивают поджоги?

Сейчас, благодаря чемпионату и небывалому количеству полицейских в городе, власти смогли направить на патрулирование группу сотрудников полиции. Но что будет, когда чемпионат закончится, и полицейские разъедутся по своим регионам. Снова будет как прежде – ни одного полицейского? А патрулировать будут несколько волонтеров, пенсионерки и подростки?


Алексей Поднебесный

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
Пропавшую в Кстовском районе Машу Ложкареву видели в Нижнем?
Inoplanet, 07:34, 12 сентября 2018
Девочка которая видела Машу-она просто проявила бдительность.А проверить её слова было легко на тот...
Уже двенадцатый модульный Дом культуры открылся в Нижегородской области
Djon, 09:57, 31 августа 2018
вот дело хорошее, хоть люди будут просвещаться , а то и так в глубинке делать не чего, одно...
Демарш футбольных зюбликов
Вольный, 00:35, 26 августа 2018
Бело-синие цвета и отрезанные годы истории олдскульные болельщики «НН» сочли за плевок. Вы бы...
Артем Баранов: «Какой я есть – таким уж и останусь!»
Обычный нижегородец, 11:42, 24 августа 2018
Уважаемый Arthurjo, нет такой агломерации, которая кому-то не покажется деревней! :) Всё...
Артем Баранов: «Какой я есть – таким уж и останусь!»
ArthurJo, 09:48, 21 августа 2018
"Ну, я-то в Москву точно не собираюсь! Есть один рецепт: четкое следование новой стратегии развития...
Сергей Горин: «Я никогда не переставал общаться с людьми!»
avavilov, 12:34, 12 августа 2018
да, с этим не поспоришь. культурный диалог был всегда и сейчас ощущается.
toup