16 декабря 2018, 20:20 Воскресенье
Нижний Новгород, -13
Последнее интервью
Асхат Каюмов: «Вся нижегородская программа охраны... Асхат Каюмов: «Вся нижегородская программа охраны...
22:29, 07 декабря 2018

Интервью

Дарья Шорина: «Город – это компромисс и результат экспертной работы»

13:30, 07 октября 2018

Интервью с руководителем Института развития городской среды Нижегородской области Дарьей Шориной мы планировали давно, и оно должно было касаться всей программы благоустройства в городе. Но план сработал лишь частично, поскольку на авансцену вышел конфликт вокруг реконструкции сквера 1905 года на площади Свободы. Многих горожан возмутила вырубка деревьев, да и сама концепция будущего сквера, в котором предполагалось установить гранитные стелы и лавочки в мемориальном стиле, вызвала волну критики в адрес института как разработчика этого решения. В итоге «гранитоненавистники» встретились с мэром Владимиром Пановым, который встал на их сторону. Но решение главы города отказаться от стел не изменило позицию руководителя института – Дарья Шорина уверена, что концепция родилась в рамках честного и открытого обсуждения.

По теме

Сам факт публичной полемики с мэром настолько непривычен нижегородцам, что короткий анонс этого интервью уже вызвал бурную реакцию в соцсетях. «Репортёр-НН» публикует полную версию беседы, которая началась с конфликтной темы и ею же закончилась.

– Дарья, вы можете максимально кратко сформулировать свои впечатления от всей этой истории со сквером 1905 года?

– Это опыт. И мы смотрим на эту ситуацию с профессиональной точки зрения, потому что это не самый хороший, грамотный, но всё-таки диалог. Понятно, что он не вполне конструктивный, и он начался не с попыток активистов задать вопросы, а с такой жесткой обвинительной позиции. Формы диалога требуют отдельного обсуждения. Я думаю, что нам всем вместе – по-другому не получится – придется преодолевать отсутствие культуры общения. Но эта ситуация привлекла намного более широкую аудиторию к обсуждению проблем, связанных с формированием городской среды в Нижнем Новгороде.

– Справедливо будет говорить, что итог этого обсуждения позволит внести какие-то коррективы в работу института в целом, в какие-то ваши представления о диалоге?

– Я не могу сказать, что для нас появилась какая-то ультрановая информация о том, что нам нужно корректировать в методике. Потому что выбранные методики предполагают полную открытость и взаимодействие на всех этапах, со всеми группами пользователей того или иного пространства: горожанами, резидентами, бизнесом и так далее. Вопрос лишь в том, что в этом году, поскольку год пилотный, это не получилось сделать так, как мы сами этого хотим. То есть мы с удовольствием развернули бы долгую последовательную, пошаговую работу по обсуждению и подсвечивали бы свою деятельность намного более эффективно, а не только через сайт института или кондовые пресс-релизы и пост-релизы. Понятно, что нам нужно эти каналы коммуникации развивать. Мы сразу понимали, что с этим нужно работать, но у нас просто нет ресурсов сейчас. У меня, например, совершенно не укомплектован отдел, который отвечает за информацию об институте и за актуальное, ежедневное взаимодействие со всеми участниками процесса.

– Глава города после встречи с общественниками предложил вам «искать новую концепцию» этого места. Я пока не очень понимаю, как можно будет изменить концепцию, чтобы она учитывала все мнения архитектурных экспертов. Никогда не будет стопроцентной поддержки какого-то одного варианта. Как быть? Голосование, выбор из двух-трех вариантов? Но это будет означать двойную-тройную работу в условиях ограниченных ресурсов и, главное, времени.

– Голосование – это не диалог.

– Именно!

– Голосование – это одна из техник, и конечно, ее нужно использовать, потому что в каких-то вопросах она эффективна, чтобы количественно оценить целесообразность того или иного направления. Но пускаться во всенародные обсуждения деталей работы архитекторов, градопланировщиков – это путь тупиковый. Во всех методологиях, связанных с вовлечением людей в создание среды в городе, формированием каких-либо городских программ и проектов, дизайн обычно не обсуждается с широким городским сообществом, с людьми, которые не имеют специального образования в этой части. Это делается именно с экспертным сообществом, и здесь мы очень хотим развернуть конструктивную работу, чтобы деятельность института не воспринималась как какая-то монополия. Я это говорю с весны, но почему-то эта информация «затирается».

Одна из основных целей института – стать такой площадкой, когда для города становится естественным процесс привлечения экспертов к работе над городскими территориями через открытые, конкурентные, конкурсные процедуры. Когда в создании этих концепций с жителями принимают участие реально лучшие!

– Но в этом году институт работал над проектами самостоятельно – как я понимаю, из-за недостатка времени на отбор…

– Да, мы сделали концепции силами института и передали их городу, а город уже работал с ними дальше. Наша роль сводилась к тому, чтобы контролировать, сопровождать реализацию тех решений, которые в концепции были обозначены.

Что касается концепции сквера 1905 года… Мы сняли все запросы, которые есть относительно характера и функционального наполнения этой территории. Уже на второй серии встреч мы показывали концепцию, которая легла в основу рабочего проекта. Сейчас звучит много претензий, что не был показан итоговый проект, хотя по факту он был размещен на сайте госзакупок и не является нашей интеллектуальной собственностью, так как мы не отвечаем за рабочий проект. Понятно, что это мало кого волнует – но тем не менее. И это один из немногих проектов, который максимально соответствует тому, что мы показывали еще 15 апреля. У нас это с конца апреля висит на сайте института. Вся визуализация агрегирована в одном месте, размещены отчеты по каждому шагу.

– Почему-то многие эксперты этого не увидели…

– Вот смотрите (заходит на сайт ИРГСНО со смартфона – прим. РНН). По каждому площадке, которой мы занимаемся, на сайте института выведен таймлайн, что и как происходило. Вот информация со всеми видео, со всем, что звучало. Вот, пожалуйста -  гранит. Сейчас дойдем и до детальной визуализации. Вот это изменилось (показывает эскиз павильона на входе в сквер – прим. РНН), но это вторая очередь, и мы будем еще думать, что делать с входными зонами. Вот главный овал, вот негранитные лавки и урны, которые будут там размещены – они в таком же дизайне будут представлены.

– То есть это всё – апрель?

– Это еще апрель, да. Тут еще существует идея подкопа [на территорию острога]. А вот – стела.

Скриншоты с сайта sredann.ru

– То есть, получается, мы сталкиваемся не с вашей закрытостью, а…

– …а с отсутствием встречных шагов!

– Внятного сигнала с обратной стороны, фидбэка…

– Ну, фидбэк в итоге случился, но в такой вот яркой форме. Она не вполне конструктивна и не вполне этична. Оскорбления и обсуждения тем, которые не касаются конкретного проекта, – мне кажется, это не совсем правильная позиция, если ты хочешь добиться созидательного результата для города. Мы просто стоим на том, что всё должно обсуждаться в созидательном ключе.

– Многих смущает, даже возмущает сумма, выделенная на этот сквер. Ее считают завышенной…

– Здесь нужно пояснить. Программа «Формирование комфортной городской среды» верстается минстроем строго в рамках одного бюджетного года. И у администрации города действительно есть задача использовать этот бюджет по максимуму – то, что на языке чиновников называется «освоить»…

– И это слово тоже сегодня используется в негативном ключе…

– Звучит действительно немного потребительски, и все воспринимают это так, как будто чиновники абсолютно безразличны к результату – им важно только потратить эти деньги, чтобы таким образом показать эффективность своей работы. Но соприкасаясь с этими людьми в еженедельном, ежедневном формате, я вижу, что многие из них совсем другой смысл в это вкладывают. Они тоже работают на результат, им нравится то, что получается, особенно в случае каких-то нестандартных новых решений.

Но и правила, предложенные минстроем, никто не отменял: деньги надо потратить на благо города строго в рамках одного бюджетного года. Понятно, что для этого надо разработать качественную концепцию и провести кучу подготовительной работы. Прежде, заранее подобная пошаговая работа в городе не велась.

– А если не спешить, готовить все с чувством-толком-расстановкой, бюджетный год закончится…

– По факту – да. Если бы у города были свои актуальные заготовки концепций, которые можно было бы в марте этого года достать из ящика, работа началась бы раньше. Но в марте только определились площадки.

В апреле мы начали встречи, в результате которых были сформированы концепции по некоторым территориям с нуля, на некоторых площадках мы обсуждали материалы наработанные в рамках нашей предыдущей деятельности в «Огороде», например, парк «Дубки». Заранее у города были готовы только несколько неактуальные проекты в администрации Сормова и Автозавода. Но когда мы показали концепцию сквера Прыгунова людям, ее просто раскритиковали. Автозаводцы заявили по поводу дорожек сквера на Прыгунова, что они «так не ходят» – и мы с жителями и проектировщиками полностью переделывали проект с учетом «народных троп» и других пожеланий. Концепцию центра Сормово решили создать уже с чистого листа в рамках обсуждений.


Реконструкция сквера на ул. Прыгунова. Фото Владимир Панов/facebook.com

– Вы уже упоминали о каких-то обвинениях в монополизме, которые звучат в адрес института. Эти обвинения основаны на личном опыте их авторов? Вы действительно настолько закрытая структура?

– Я хорошо представляю себе, во что с течением времени должен превратиться институт. И зная изначальную идею, ценности и миссию, утверждаю – это не монополия ни в коем случае! Это условный коммуникатор, как некий «тройник», «четверник», который должен соединить всех для разработки и реализации решений. И для последующей жизни этих решений. Мы хотим, чтобы все этапы были открыты, и все участники понимали, как в них включиться.

Важная часть работы – то, что будет после строительства. Сразу в рамках разработки концепций мы задавались вопросами, какие точки роста и новые активности могут появиться на каждой площадке. Например, небольшой павильон в парке может работать как детская всесезонная площадка, место для мастер-классов, сбора мамочек по разным вопросам, в том числе по вопросам благоустройства, изменений и дополнений в концепцию – и всё это в режиме прямых контактов с дирекцией парка, которой пока еще нет, но она должна появиться.

– Это речь о «Дубках», как я понимаю… И в каждом случае это «концепция на вырост»?

– Конечно! Город – это организм, и мы сейчас пытаемся сделать условный «скелет», в который всё встроится. Рассуждать обо всех пространствах: «Нам просто нужно, чтобы дорога была и зелень красивая!» - этого недостаточно. Потому что по факту город – это даже не продолжение дома, а третье место в твоей жизни. Здесь проходят встречи с друзьями, какие-то разговоры, занятия спортом, йогой под открытым небом.


Аллея парка "Дубки" после реконструкции. Фото Владимир Панов/facebook.com

Но это всё реально небыстро. И не надо ждать единовременного результата. Но и довольствоваться минимумом тоже нельзя, нет. Нужно делать еще и то, что предвосхищает ожидание от привычного места или дополняет его атмосферу. Не во всех пространствах пока получается это делать.

– Почему в «Дубках» претензий местных жителей и экспертов к процессу благоустройства – минимум, а на том же Щелоковском хуторе работы идут с массой каких-то довольно глупых ошибок и вызывают критику? Дело в подрядчиках?

– В случае со Щелоковским хутором ошибки появились на уровне рабочей документации, и институт, к сожалению, не смог вовремя отследить.

– То есть изменить что-то уже не удалось?

– Где-то это получилось, но не на Щелоковском хуторе. В «Дубках», например, в документации были некорректные материалы лавочек – нам местные жители сразу сказали, что металлические лавочки утащат в пункт приема металлолома. Поэтому мы разрабатывали лавочки на бетонном основании, но в проект почему-то снова попали металлические. Но это мы успели увидеть и решить.

На установочных совещаниях вообще удавалось решить многие вопросы. Все – заказчики, проектировщики, экологи, подрядчики – садились и фактически заново решали, что необходимо уточнять и корректировать.

– Где нам найти чутких, понимающих подрядчиков, умеющих работать на территории зеленых зон?

– Их надо растить и воспитывать, потому что прежде не было такой широкой программы благоустройства, с таким спектром мероприятий. Сейчас само понятие благоустройства расширено. Никто из подрядчиков не сможет быстро пересмотреть свои подходы к работе. Даже если директора, технические директора и прорабы принимают новые правила, контроль должен быть просто ежеминутный. Потому что в каждом тракторе сидит человек, у которого есть задача, и он ее отрабатывает без особой аккуратности. Наверное, у каждого человека еще со школы должно формироваться такое бережное отношение к окружающей среде. Это долгий, эволюционный процесс, который мы должны пройти все вместе, помогая друг другу. Без неконструктивной манеры коммуникации.

Пока всё не совсем так. Вот откуда пошла информация, что благоустройство сквера 1905 года приостановлено? И ее активно обсуждают в соцсетях. Об этом не было речи.

– То есть разговора о заморозке проекта до весны не было? Я тоже видел такие публикации в соцсетях!

– Не было. Люди так услышали. И на этой встрече я вновь говорила о роли института в работах по благоустройству, предлагала всем участникам обсуждений общаться по всем вопросам и поводам. Но пока, видимо, не все готовы...


Территория сквера 1905 года в процессе реконструкции. Фото Мария Попова/facebook.com

– Как же на самом деле будет выглядеть дальнейшая программа благоустройства сквера?

– Владимир Александрович [Панов] сказал, что ему не нравится ни как заказчику, ни как горожанину решения, связанные с подчеркиванием памяти места.

– Стелы с надписями и лавочки.

– Мы предполагали, что с этими стелами можно работать как с экспозиционным каркасом, устраивая инсталляции, какие-то временные скульптуры, работы художников. О подобном лондонском опыте рассказывала Анна Марковна Гор в рамках экспертного обсуждения, на котором также звучало предложение повременить с «капитальным» решением. Как раз на размещение стел Владимир Александрович наложил свое вето, что для меня с профессиональной точки зрения не является корректным. По той простой причине, что есть определенная процедурность, и абсолютно открытый и честный процесс, который проходил весной в формате обсуждений. Асхат Каюмов тоже, как мне кажется, об этом говорил: почему сейчас мы принимаем это решение, когда есть мнение людей, которые участвовали в обсуждении [концепции благоустройства]? И сейчас есть люди, которые думают по-другому и по-другому к этому относятся.

С профессиональной точки зрения нарушается логика принятия решения. Если мы уже заранее понимаем, что накопленное количество мнений ведет к тому, что от стел нужно отказаться, то все равно это должно проходить через какую-то понятную, открытую процедуру с привлечением экспертов. Это не может приниматься единолично администрацией, потому что, по сути, это откат в предыдущую систему, когда решение принимает одна из сторон. Это неправильно. Город – это компромисс и результат совместной экспертной работы со всеми участниками его формирования и жизни.

– Наверное, должна быть какая-то верификация этого решения для придания ему большей легитимности…

– Мы со стороны института хотели бы сделать дополнительную экспертную оценку этого решения, чтобы на выходе у нас был понятный четкий ответ: да, действительно, решение об установке таких малых форм преждевременное. Но нужно понять, какую характеристику экспертное сообщество даст этим экспозиционным стелам. Это мы и хотим услышать, чтобы для нас самих было понимание, что этот вопрос закрыт честно , профессионально, а не односторонне.

– Но глава города и активисты этот вопрос для себя уже закрыли.

– Это нормально, потому что по факту мы уже «вынули» эти стелы из проекта, их не заказывает подрядчик, на эту часть работ они расторгнут контракт. На самом деле, это еще в прошлую пятницу случилось. Но в какой форме это будет выполнено на следующий год, еще предстоит решить. Будет ли вообще усиление мемориального характера этого сквера или, как предлагается, будут какие-то дополнительные функциональные сценарии.

– Речь о детских площадках и тому подобном?

– Я как эксперт вижу это неуместным. Здесь, скорее всего, даже привлекая широкое экспертное сообщество, мы придем к тому, что там не появятся детские площадки – они там и по нормативным показателям невозможны, и по всей идеологии этого пространства.


Фото Мария Попова/facebook.com

Но на следующий год, в рамках второго этапа программы, этот вопрос как-то «оформится», материализуется. В виде других решений, других материалов, другой концепции – но по той же теме. Потому что тема задана через честное, открытое обсуждение с людьми. Я и мои коллеги из института действительно считаем, что люди – это главное сообщество, главные эксперты в части того, как территория должна жить. А уж как она будет выглядеть, должны решать профессионалы – с учетом всех запросов.

 

Александр Пичугин

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
О чем говорят
Видео
КПЗ, выпуск 2
КПЗ, выпуск 2
01:03, 12 декабря 2018
Все видео
Последние комментарии
Главврач-эксплуататор
admin, 20:46, 11 декабря 2018
Уважаемый Работник учреждения, сегодня утром мне звонил Сергей Львович Криваткин, его информация не...
Главврач-эксплуататор
Наблюдатель, 17:46, 11 декабря 2018
Журналистика, как мне казалось, предполагает объективные факты, презентацию ситуации с обоих...
Главврач-эксплуататор
Птица, 22:33, 10 декабря 2018
...
Главврач-эксплуататор
Работник учреждения, 19:51, 10 декабря 2018
Господин Пичугин,так выходит Вы пишете статьи на заказ,что-ли.Вам приносят какие-то бумаги,Вы их...
Асхат Каюмов: «Вся нижегородская программа охраны окружающей среды – это стоимость одного ФОКа»
Николай, 12:15, 10 декабря 2018
Почему страной командуют управленцы 20 лет??? От этого все наши неудачи.
Асхат Каюмов: «Вся нижегородская программа охраны окружающей среды – это стоимость одного ФОКа»
Николай, 12:09, 10 декабря 2018
Почему столько лет страной командуют управленцы?? В этом все наши проблемы.
toup