16 июня 2019, 03:42 Воскресенье
Нижний Новгород, +8

Интервью

Никита Nomerz: «Города нуждаются в местах притяжения и ярких пятнах»

15:58, 07 июня 2019

Фестиваль уличного искусства «Место» третий раз вышел на улицы Нижнего Новгорода. Мест для художников, чтобы «выплеснуть себя», стало больше, а значит, нижегородцы в скором времени увидят больше ярких и необычных работ. Куратор фестиваля «Место» Никита Nomerz в интервью «Репортёру-НН» рассказал о различиях между «боевым» и фестивальным стрит-артом, и о том, почему Нижний Новгород стал ближе к Европе.

По теме

– С чего началась история фестиваля? Как стрит-арт попал в тренд?

– Фестиваль родился вот как: я делал документальный фильм про уличное искусство в России, и у меня была идея сделать презентацию и премьерный показ в Нижнем Новгороде. Это, получается, в 2017 году было. И тогда я подумал, что было бы классно привезти кого-то из художников, кого я снимал для фильма. Начал заниматься этим, и вторая мысль была: раз уж они приедут, почему бы не организовать какие-то «стенки», рисование, какие-то лекции, встречи. Так сама собой стала образовываться полноценная программа, и идея превратилась в фестиваль. Пришло и название – «Место», а кульминацией и был тогда показ фильма, который мы сделали.

«В открытую» – под таким названием вышел этот фильм, и я думал тогда, что это такой разовый проект. Но когда всё прошло, остался очень классный результат. Мы тогда в городе сделали несколько хороших объектов – и фасады, и будки, торцы стен. Были и экскурсии и мастер-классы. Я подумал тогда: это классная история, которая необходима городу. С первых лет была очень хорошая, положительная реакция от жителей, от участников, от других художников, которые были, так скажем, уже просто зрителями в интернете. Они  спрашивали, будет ли фестиваль дальше, и я подумал, что это стоит развивать.

– Развитие получилось? Следующий фестиваль был, если не ошибаюсь, в 2018? Он получился масштабнее?

– Да, было много художников, мы делали фасады, торцы, много работали и создали интересные и большие вещи – есть хороший каталог работ, выполненных тогда. Это было интересно и круто, но в этом году мы решили немного поменять формат. Мы делаем меньше масштабных объектов, зато появилось кое-что другое. Мы вышли из центра города. Центр перенасыщен работами, а в других районах города маловато такого, поэтому захватываем, если можно так сказать, новые территории. В этот раз объекты меньше, но больше концепции. Мы придумали, например, галерею такую уличную, когда в одной локации будет 12 работ разных авторов. Это мы делаем в коллаборации с заводом «Красное Сормово», они были инициаторами, предложили свой объект, а мы уже придумали историю. Там же такие ниши, можно сказать, и в каждой будут работы разных авторов: из Рязани, из Перми, из Москвы и Питера, нижегородские художники, конечно, то есть география широкая.

– А вообще много художников приехало? Вы отдаёте предпочтение московским и петербургским авторам или собираете по иному принципу?

– Мы каждый год пытаемся пригласить самых интересных и классных художников общероссийского, крутого уровня, чтобы показать их мастерство. Многие из них уже работают на международном уровне, катаются по фестивалям или работают в галереях в Европе. Вот у нас в этом году, и для меня это честь, участвует Марат Morik, это очень серьёзный автор, у него сейчас проходит выставка в галерее «9Б», он привёз холсты. То есть он много работает сейчас не только на улице, но и в мастерских, создаёт и студийные произведения. Параллельно Марат делает большую стену, это первая его работа в Нижнем Новгороде. А вообще, он сейчас много где рисует, в Европе, в США…

Другой московский автор Костя Zmok уже сделал свою работу и уехал, тоже график у художника сложный, но он выбрал время и приехал поучаствовать. Один из самых опытных, один из старейших граффити-райтеров России, который не забросил своё увлечение в те годы, когда оно было в загоне, и продолжает развиваться и заниматься этим и сейчас, рисует по всему миру, выставляется в галереях… В общем, много авторов у нас, я очень благодарен ребятам, все едут к нам и оставляют городу очень крутые работы.

– Что эти фестивали дают Нижнему Новгороду?

– На мой взгляд, стрит-арт несёт в себе какой-то заряд для города. Города вообще нуждаются в каких-то точках притяжения, ярких пятнах, работах уличных художников, которые задают какие-то вопросы, поднимают актуальные темы. Ведь именно этим занимается стрит-арт. В общем, проект стал ежегодным. Мы и дальше планируем его развивать и делать на высоком уровне.

– Власти поддерживают? Какие отношения с администрацией?    

– Да, наконец-то, можно сказать на третий год фестиваля нас заметила администрация. На самом деле, нас, конечно, все заметили, но именно городские власти выступили в этом году партнёрами фестиваля и взяли на себя часть каких-то вопросов.

– Это хорошо?

– Конечно, потому что какие-то вопросы решаются сложно. Финансы, чтобы привезти художника, на проживание и питание, на краску… Это огромные затраты, и из года в год это самый важный вопрос. В этом году нас заметили и сняли с нас серьёзную часть этой нагрузки. Ну, и есть очень много неравнодушных людей и наших партнёров. Партнёры по краске, наш российский производитель, кафе и бары, которые кормят и принимают у себя художников. Мы собираем от всех, что можем, и вот так по крупицам создаём фестиваль.

– То, что власть поддерживает, не идёт в противоречие с тем, что стрит-арт – изначально протестное движение, несущее свою философию и подтекст, отличное от системы?

– Ну, во- первых, надо понимать, что фестивали и стрит-арт в чистом виде – это, всё-таки, разные вещи. Фестивали – это больше паблик-арт, они несут в себе согласовательные процессы, организации, кураторов, людей которые спонсируют. Это не то, когда ты выходишь сам на свою ответственность, идёшь и рисуешь…

– То есть, это разные вещи, но делают их те же люди?

– Подход немножко разный. Да, это те же люди. Они участвуют как в партизанских акциях, так и в фестивалях, но, на мой взгляд, – а я же тоже художник! – важно не прогибаться и делать свои вещи. Если фестиваль или  какой-то проект диктует свои ограничения, ТЗ и требования, то я скорее откажусь. Как куратор фестиваля и художник я понимаю ребят, которых приглашаю, гораздо лучше, чем сторонний человек. Поэтому с самого начала фестиваля главным было не ставить ограничения для художников. Давать свободу и тем самым дать им возможность показать искусство – максимально близкое к тому, что они делают обычно. Только подход другой немного, есть партнёры, есть предоставление материалов, проживание. Я ведь как автор вряд ли найду огромный фасад, сниму автовышку, которая мне выйдет тысяч 50, не меньше, чтобы сделать этот фасад.

– Хорошо, тогда построю вопрос иначе. Предупреждали ли вы авторов, что их свободные работы не должны быть, например, провокационными, или не должны нести… ну, в общем, чего-то не должны нести? Время сейчас такое, информация распространяется быстро, и не все и не всегда адекватно реагируют на какие-то неоднозначные вещи.

– Ну, я, во-первых, понимаю, кого приглашаю. Понимаю, на какие места я могу поставить художников. Мне важно, чтобы фестивальные работы вписывались в городскую среду, выглядели гармонично. Если копаться в терминологии, есть стит-арт, есть граффити. Стрит-арт в основе своей партизанский, но у него, как и у фестивального направления, нет цели что-то захватить, как-то отметиться, как у граффити. Боевые уличные художники, провокационно-политические, в фестивалях не участвуют, как правило. Для них это не тот формат. Да и фестивали понимают, что это не тот формат. Я вспоминаю работы и могу сказать, что вот прямо особо острых, провокационных работ у нас нет. Есть личные, есть социальные, есть про ощущение мира и себя в этом мире, связь с историческим контекстом. «Колкие» работы бывают, и мы, помня о том, что художник свободен в выражении себя, стараемся помочь продавить идею и сделать так, чтобы работа была. Моя задача как куратора этот баланс между свободой и условностями фестиваля соблюсти.

– Те художники, что приехали, они чем занимаются в обычной жизни?

– Большинство – это художники, которые связали свою жизнь с искусством и зарабатывают этим. Тот же Марат Morik в Европе сотрудничает с галереями, продает свои холсты, у него выставки. Другие занимаются дизайном или работают на ещё каких-то смежных специальностях. Есть люди с совсем другими работами, не связанными с искусством, но всё же большинство – художники. Состоявшиеся и работающие.

– Нижний Новгород вообще дружелюбен к стрит-арту?

– Думаю, да. Я как художник в фестивалях участвую, но стараюсь процентное соотношение с партизанским, нелегальным стрит-артом оставлять, чтобы было равновесие. Когда ты на фестивале – немного расслабляешься, там же все условия предоставляют. И вышку тебе дают, и волонтёры помогают. Но это всё-таки немного не то. Нелегальные вещи дают совсем другое ощущение. Но подход тот же самый. Я стараюсь найти места, которые я не испорчу, что я заполню какие-то городские пустоты, которые нуждаются в этом. Я открыт для диалогов с жителями и часто просто общаюсь, спрашиваю: вот я хочу у вас стенку разрисовать. И вы знаете, в Нижнем люди очень открыты к этому, они идут на коммуникацию, они не против. Даже по фестивалям это видно. Вот сегодня экскурсия была по стрит-арту, середина недели, середина дня, я думал, мало кто придёт, но вы же видели, сколько было людей? Много. А когда мы на выходных проводим экскурсии, у нас там человек по 70 собирается.

Кроме того, за нашим фестивалем пристально следят… Знаете, есть такое направление «граффити-хантеры», это люди, которые путешествуют по разным странам, фотографируют рисунки, у них есть целые объединения, и ездят по мировым фестивалям в том числе. И вот эти люди теперь едут к нам. Это круто.

– Это поднимает уровень фестиваля?

– Может быть, это идеализм и у меня какие-то розовые очки, но я надеюсь, что фестиваль как-то влияет в целом на развитие города. В том числе в плане привлечения внимания к нему. К нам ведь приходит много заявок на фестиваль, и не только из России, но и из-за рубежа. Все видят работы, которые появились и появляются в Нижнем Новгороде, есть проекты с интерактивными картами, и там отмечена вся Европа, и с прошлого года там есть и Нижний Новгород. Согласитесь, Нижний Новгород на мировой карте стрит-арта – это здорово. Это, наверное, капля в море, но с другой стороны – в этом море есть наша капля.

– Самое интересное событие фестиваля, на которое можно пригласить людей?

– Финал. Последний день, когда мы будем закрывать фестиваль. Будет презентация фильма о прошлогоднем фестивале, будут стенды и интерактивное рисование, смотрите в интернете адреса работ, на карте, я сам проведу экскурсию, в общем, будет интересно, мы ждём всех, кому это нравится. 


Роман Голотвин
Фото - Александр Stan, Роман Голотвин

 
Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
О чем говорят
Акция "Зоркий тур"
12:26, 25 апреля 2019
Последние комментарии
Цена одного процента
Djannnn, 18:10, 08 июня 2019
Дом не будет сдан в 2019 году, и даже через год ситуациям не изменится. Можете делать скрин этого...
Мощные взрывы прогремели в Дзержинске (хроника первых сообщений)
Dmitry_Karpov, 16:09, 05 июня 2019
Хватит искать Кучм в Нижегородской области!
Перед судом предстанут врачи, обвиняемые в причинении смерти по неосторожности 8-летней девочке
Михаил, 17:34, 02 июня 2019
Нужно начинать с путина, а потом и до" врачей " дело дойдёт,а пока как мне кажется нужно вспоминать...
Митинг в белых халатах
Prohor, 09:19, 21 мая 2019
Довели врачей… стольгомский синдром…
Обманутые дважды
persona-i, 13:49, 11 мая 2019
Очень надеемся на справедливое решение данной ситуации новой властью! Работаем в Нижнем уже почти...
Они “сожгли” родную хату
Павел, 12:08, 03 мая 2019
Проблема общая. Дома в микрорайоне Мещерское озеро также подвергались атаке в период 24 - 25...
toup