20 ноября 2017, 04:59 Понедельник
Нижний Новгород, 0
Аналитика

Правда, о которой молчал Шанцев

10:33, 10 октября 2017

На протяжении всего 12-летнего руководства Нижегородской областью Валерий Шанцев стремился закрепить за собой реноме человека, который никогда не ошибается. Безусловных успехов в этой работе добилась пресс-служба губернатора: практически нереально увидеть официальный пресс-релиз, в котором Шанцев критикует действия своего правительства или признает собственные недоработки. Но такая тщательная «чистка имиджа» всё же не спасла губернатора-долгожителя от отставки. Конечно, президент и его администрация принимали решение, исходя из собственных сведений о реальном положении дел в регионе. Причем никакого секрета в этих цифрах и фактах нет, просто в традиции региональной власти – озвучивать только часть данных. «Репортёр-НН», отдавая должное достижениям Валерия Шанцева, предлагает посмотреть в глаза всей правде.

По теме

Даже полпред Михаил Бабич, провожая Шанцева на пенсию, потрафил созданной легенде о спасителе Нижегородской области.

 Все помнят 2005 год, в каком состоянии принималась Валерием Павлиновичем Нижегородская область, какой был бюджет, какая экономика. Сколько пришлось пройти полос социально-экономического кризиса, из которых Нижегородская область, по большому счету, выходила только прирастая, ничего не теряя,  заявил Михаил Бабич 28 сентября.

Видимо, ключевые слова – «по большому счету». Поскольку официальные цифры Росстата позволяют сделать вывод, что никаких гигантских скачков регион за эти 12 лет не совершил.

Уровень доходов населения: почти правда

Сам губернатор называет своим главным достижением превышение уровня реальных доходов нижегородцев над среднероссийскими. Во времена Ходырева регион, по словам Шанцева, сильно отставал по этому показателю.

– В 2005 году среднедушевой доход нижегородцев отставал от среднедушевого дохода по России – не Германии, а России! – на 25%. Это был один из самых низких среднедушевых доходов. А что это значит? Это значит, что люди не могли удовлетворить свои потребности, потому что мало получали. Мы поставили задачу модернизировать нашу отрасль, реализовать стратегию развития области-2020, чтобы большинство людей имело хорошую работу с хорошей заработной платой. Мы закончили прошлый год со среднедушевым доходом выше среднероссийского уровня! И у нас самый высокий среднедушевой доход в Приволжском федеральном округе, – говорил Валерий Шанцев на своем «прощальном» брифинге.

Росстат предоставляет данные за последние 8 лет, которые в целом подтверждают слова Валерия Павлиновича – ну, почти...

С 2009 года регион действительно планомерно двигался на сближение со среднероссийскими показателями доходов, но на пик вышел в 2014 – 2015 годах, когда было превышение «средней температуры». А вот в прошлом году регион вновь опустился ниже 100%. И еще одна ремарка: доходы жителей Татарстана все эти годы были всё же стабильно выше. Хотя Пермский край мы действительно обошли.

Валовый региональный продукт: кризисы бьют!

Вот о чем в правительстве Шанцева точно не рассказывали, так это о серьезном ударе, которые наносили экономические кризисы объемам производства в регионе. По данным Росстата, за последние 20 лет в области были три падения объема валового регионального продукта ниже показателей предыдущего года. Причем если в «скляровском» 1998 году падение было менее значительным, чем в целом по стране, то в 2009 регион просел гораздо ощутимее, а в 2015 году, увы, было еще одно падение – при том, что общероссийский объем почти не снизился.

В целом во времена губернаторства Геннадия Ходырева рост ВРП из года в год недотягивал до общероссийских показателей (кроме 2001 года), то есть регион действительно отставал в развитии от страны в целом. Но нельзя сказать, что затем всё радикально изменилось: у Валерия Шанцева на шесть «плюсовых» лет приходится пять «минусовых» (данные до 2015 года). В том же Татарстане и за те же годы было только два результата ниже общероссийского.

Государственный долг региона: снежный ком

Сейчас удивительно вспоминать, но накануне кризиса 2008 года (на 1 июля) государственный долг Нижегородской области не превышал 6 миллиардов рублей. Затем, после сильного спада областной экономики в 2009 году, необходимы были антикризисные меры, которые вылились в резкий рост заимствований у коммерческих банков, под региональные ценные бумаги, а также под госгарантии.

Кроме того, для получения федеральных денег под крупные проекты также были нужны средства для обеспечения доли регионального софинансирования. Свободных денег, конечно, не было – приходилось вновь залезать в кредиты. Вот динамика роста долга Нижегородской области только за последние пять лет.

 Структурно долг был очень неприятным. Там же были коммерческие займы с высокими процентами. Это очень дорогие деньги,  говорит экономист Василий Козлов. – Если говорить сейчас об эффективности принятых решений – в первую очередь нужно смотреть, какие заимствования ты берешь. А здесь был принцип: деньги прежде всего, а уж какие они – другой вопрос!

Примечательно, что с момента начала массовых заимствований никто в правительстве региона даже не ставил под сомнение порочность подобной практики. Напротив, законодательно была отодвинута предельная граница госдолга: если по нормам 2006 года долги региона не должны были превышать 40 процентов годовых доходов, то поправками к этому закону от 2011 и 2013 годов было разрешено занимать до 75% от всего объема самостоятельных заработков области. Сейчас официально долг равняется 60% годовых доходов, то есть по меркам 2006 года область давно ходит в банкротах.

Заметим, что ощутимое снижение долговой нагрузки наметилось только в этом году. «Репортёр-НН», конечно, не может связывать этот факт с попытками «подчистить хвосты» на фоне усилившихся слухов о возможной отставке Шанцева – у нас просто нет доказательств. Возможно, в финансах региона действительно наметились позитивные тенденции, но пожинать их плоды будет уже новый глава региона.

Инфраструктурные проекты: умеющий просить = герой

Традиционно Валерию Шанцеву ставится в заслугу строительство в регионе важных объектов: крупнейшего в Европе цирка, метромоста, ФОКов в районах области и самом Нижнем Новгороде, Южного обхода областного центра, двух станций метро, стадиона к ЧМ-2018 и дублера Борского моста.


Дублер Борского моста. Фото government-nnov.ru

Во всех этих случаях, за исключением ФОКов, изначально заявлялось, что самостоятельно регион такие стройки не потянет. Поэтому особой заслугой руководителя региона стало считаться умение «выбить деньги из Федерации». Наверное, с учетом жесткой централизации бюджетной политики в стране это общероссийская беда – но она породила волну «каскадного надувания щек»: теперь и в областном центре, и в каждом районе области руководители приписывают себе в заслуги то, что спущено сверху. Принцип «сами заработали – и построили!» практически не вспоминается.

У нового и.о. губернатора – также мощный лоббистский ресурс в Москве, но когда-нибудь с этой практикой придется заканчивать.

Кроме того, именно новому главе региона еще предстоит (при желании) разобраться, насколько эффективными были затраты на строительство инфраструктурных объектов и справедливы ли мнения, что разумно-достаточные сметы были превышены в два-три раза.


Фото government-nnov.ru

Инвестиции – реальные и декларируемые

Именно работу с инвесторами Валерий Шанцев сделал одним из ключевых пунктов своей риторики на посту губернатора. Но после быстрых успехов первых лет начался период довольно ощутимого застоя и даже провала инвестиционной политики.


Фото mineco-nn.ru

Шанцев создал инвестсовет, через который должен был пройти каждый инвестор, хотя формально решения совета не имели юридической силы. Но декларировался «принцип одного окна», стратегическим партнерам региона обещались налоговые льготы. Всё это, безусловно, было – однако, если изучить подробно перечень рассмотренных инвестпроектов, можно увидеть, что совет довольно часто отказывал заявителям в земельных участках. Мотив: нецелесообразность развития того или иного бизнеса в том или ином районе. Для региона, которому нужно привлекать инвестиции любой ценой, подобные решения звучат странно. Звучат практически как фраза: «У вас есть лишние деньги? – ну, так вложите их в какой-нибудь другой регион!»

Примечательно, что не всё клеилось и с крупными инвесторами. Например, регион упустил целую обойму мировых автопроизводителей, которые планировали строить у нас сборочные производства, но в итоге выбрали Калугу и Ленинградскую область. Поэтому все разговоры об «автомобильном кластере» так и остались разговорами. И вообще, кластерный принцип построения экономики региона заметно буксовал, хотя это модное слово до последних дней оставалось в губернаторском лексиконе (из последнего – см. «айти-кластер»).



Стагнация иностранных инвестиций наметилась в 2012 – 2013 годах. В итоге официальные пресс-сообщения чаще стали упоминать другой параметр – «инвестиции в основной капитал», а объем иностранных вложений в региональную экономику предпочитали измерять укрупненно, за последние десять лет.

В 2015 году регион занял только 46 место в Национальном рейтинге состояния инвестиционного климата. Это лишь восьмое место из 14 регионов Приволжского округа. В 2016 и 2017 годах добраться до Топ-20 этого рейтинга также не удалось, хотя это прописано в целях профильной региональной программы.

  
Расходы на госаппарат и непосредственно губернатора

В администрацию Геннадия Ходырева входили 13 министров и два замгубернатора – все легко умещались за одним столом. Правительство Валерия Шанцева – это около 20 министров (и чиновников, к ним приравненных), а также 5 заместителей губернатора (бывало и больше!). На низовых уровнях – тоже непаханое поле для оптимизации. Это отмечают даже многие чиновники.

 Например, зачем-то есть министерство СМИ или министерство транспорта,  говорит один из работников кремля на условиях анонимности. – Кстати, в последнем на одной из дверей можно увидеть табличку «Отдел управления авиаперевозками»! Какие нафиг авиаперевозки? Это целиком компетенция Федерации! Они там что, аэропорт собой дублируют? Росавиацию? Может, разрешения на полеты выдают? Или данный отдел занимается «вертолётиком» Шанцева? Смешно же!  И вот такой дурдом, сплошное дублирование функций и избыточные ресурсы во всем!

Расходы на самого губернатора уже давно стали притчей во языцех – сюда же, кстати, принято относить и раздутые сметы затрат на прославление достижений региона в СМИ. Вертолет, спецвагон, кортеж, госдача – наверное, это стандартные атрибуты любого главы региона. Но вполне символичным кажется то, что Глеб Никитин одним из первых решений отказался от автомобилей сопровождения.

Политические итоги: всего понемногу

При Валерии Шанцеве бюджетная система региона стала совсем по-федеральному централизованной: областной центр лишился градостроительных полномочий (вернули с начала этого года) и заметной части налоговых отчислений. Это не могло не сказаться на политической ситуации: власть Нижнего Новгорода стала еще более зависимой от первого лица региона. Вертикаль – дело хорошее? – но на практике это был постоянно тлеющий конфликт, который в итоге Шанцеву и припомнили в Москве.


Фото governmrnt-nnov.ru

Законодательное собрание, особенно предыдущего, V созыва, практически в глаза называли «шанцевым инструментом» – никаких возражений парламентариев правительственные законы не вызывали. После выборов нового состава ЗС политической конкуренции, вроде бы, прибавилось – но при ближайшем рассмотрении видно, что пикировки в зале заседаний Заксобрания – это не споры ради истины, а всего лишь поводы для торга.

Внутренняя политика правительства Нижегородской области – это слегка кривоватая реализация принципа «разделяй и властвуй». Примечательно, что запрещать у Валерия Шанцева всегда получалось неплохо, и даже последний закон, принятый ОЗС с участием бывшего губернатора, касался запрета публичных акций на Большой Покровской – вот вам еще один символ уходящей «эпохи ВПШ». На должностях министра внутренней политики и профильного зама губернатора бывали разные люди, но результат почти всегда был не очень внятным. Долгое время региональное правительство, стремясь причесать все территории области одной гребенкой, тем не менее, было не в силах справиться с такими эпицентрами политической нестабильности, как Кстово, Дзержинск, Арзамас.

Кадровая политика экс-губернатора также часто давала повод для критики (чаще непубличной, разумеется!). Живихина, Англичанинов, Гурьев, братья Крючковы и прочие мошонкины – волны назначенцев меняли одна другую, не оставляя заметного позитивного следа. «Местные кадры» зачастую были не лучше: министр Макаров сел по обвинению в коррупции, замгубернатора Аверин был освобожден от должности по решению суда из-за конфликта интересов – но через некоторое время снова вошел в состав правительства, несмотря на явно белые нитки «подрихтованной» биографии. «Вертолетная история» другого зама – Романа Антонова – всё еще в развитии. И каждая из этих фамилий волей-неволей влияла на реноме первого лица региона.


Фото government-nnov.ru

Итог

Практически ничего из перечисленных фактов никогда не становилось предметом комментария Валерия Шанцева. В лучшем случае ограниченный круг журналистов мог услышать ответы на «неудобные вопросы» на закрытых брифингах – не для публикации, конечно! просто для понимания…

Шанцев был увлекающимся руководителем, в чем-то напоминая типичного российского бизнесмена, говорит экономист Василий Козлов.  Наши деловые люди действительно часто не понимают  разницу между проектами и прожектами – и это, как ни странно, помогает многим войти в историю!

 Не очень понимая свои силы, конъюнктуру, которая будет складываться, валютные, международные  риски – он играет ва-банк,  описывает экс-губернатора Василий Козлов. – Но его энтузиазм часто им самим и оправдывается: зато я сделаю Северный обход, Южный обход, мосты – оставлю после себя что-то ценное для общества. Когда он об этом рассказывает – я часто слышал эти «бенефисы»  в его словах всегда сквозит гордость за оставленное за собой. Это для него важнее, чем какие-то последствия и оценки. Плюс наша вечная надежда «на авось»! 

Сейчас регион привыкает жить с новым руководителем. Он спущен к нам из Москвы, как «бог из машины», и его кандидатура стала неожиданностью не только для нижегородцев. В одной из песен БГ поётся: «Иногда проснешься в кресле президента и плачешь, сам не зная, как туда попал». Так вот, когда Глеб Никитин прибыл в Нижегородскую область, у него был именно такой вид  только он в самом прямом смысле слова проснулся в кресле губернатора!

Пока Никитин осматривается и, видимо, тщательно планирует шаги, чтобы не сделать каких-то резких заявлений и случайно не рубануть сплеча. Возможно, эта аккуратность предостережет его и от многих ошибок предшественника, позволив взять только лучшее.  

 

Александр Пичугин

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
О чем говорят
Выборы-2017
13:54, 19 сентября 2017
Последние комментарии
Откопать мечту: питерский бизнесмен собрался строить в Нижнем частное метро
Айлюлиберезонькастояла, 17:55, 24 октября 2017
Ага...Это где-то на уровне межпланетного шахматного турнира, товарища Бендера.
ПППрогнозы
sicilian, 13:50, 18 октября 2017
разогнать ВСЕХ депутатов гордумы с волчьим билетом на участие в политике, набрать новую "элиту" и...
Дважды два – четыре!
sicilian, 13:02, 18 октября 2017
тест
Дважды два – четыре!
sicilian, 12:59, 18 октября 2017
тест
Спасение Ярослава: закономерность или везение?
Юлия, 19:37, 17 октября 2017
Полностью согласна со всем выше написанным. Ни одна служба не могла организовать работу. Можно было...
«Доктор Лиза» и палата
Обычный нижегородец, 14:16, 31 августа 2017
Алекс, судя по одинаковым фразам, это ваше интервью по соседству? Успокойтесь уже, ваши 15 минут...
toup