06 февраля 2023, 08:29 Понедельник

Интервью

Тимур Мещеров: «Заброшенные территории – беззащитные такие…»

11:01, 12 мая 2019

Что заставляет людей ходить по заброшенным базам отдыха, заводам, больницам и фотографировать всё, что видят? Ускользающая красота, эстетика быстротекущего времени или удовольствие от созерцания разрушающихся вещей? Возможно, это экстремальное желание забраться туда, где нельзя и опасно? Наш герой, Тимур Мещеров, регулярно сотрудничающий с «Репортёром-НН» (вот этот его снимок стал общероссийской хохмой), к «заброшкам» относится трепетно и уважительно. Регулярно составляет планы: куда поедет в ближайшие выходные. Открывает сезон весной, заканчивает – поздней осенью. И добавляет то, что узнаёт, в общую базу в интернете. Хобби, которое не даёт покоя, достойно уважения. Чтобы лучше понять его суть, репортёр портала Роман Голотвин отправился вместе с героем на заброшенную базу отдыха за посёлком Октябрьский.

По теме

Мы идём по заброшенной турбазе. Тимур уверенно размахивает руками и показывает, где залезал и что видел в свой прошлый приезд сюда. Несмотря на солнечный и тёплый день, пустота и тишина вокруг  заставляют чувствовать себя неловко, и чтобы немного подбодрить себя, я начинаю разговор.

– Как ты начал интересоваться заброшками? С чего началось такое увлечение? С детства наверняка?

– Мне всегда нравились заброшенные места, которые раньше были оживлены. А началось, наверное, с вот таких туристических баз. Это ведь часть истории, когда заводы и предприятия отправляли людей на отдых сюда, и в такие же похожие места. Тем более, когда я был маленький, я часто ездил на турбазу – с бабушкой и дедушкой, с родителями. Потом, на турбазе начался ремонт, турбаза закрылась, и вот это желание вернуться туда, где был когда-то и где было хорошо, наверное, стало сильным. Вернуться, сфотографировать. Запечатлеть, чтобы уже никуда не делось.   

– Как составляешь планы куда поехать? Ищешь сам или кто-то подсказывает?

– Я часто смотрю по карте wikimapia, иногда там нахожу что-то. Иногда рандомно ищу. У меня есть атлас Нижегородской области большой. Там обозначены турбазы, пионерлагеря, много всего. Это сейчас на картах многого не найти, а на старых атласах есть всё. По атласу часто выбираю, прикидываю, куда и как могу добраться. Ну, и иногда приятели что-то подсказывают, какие-то интересные местечки. Вот сегодня с другом с утра ездили на Красную горку, доснимать один объект.

– Доснимать?

– Да, в прошлый раз не смог доснять, телефон сел. Вот, съездили ещё раз, досняли полностью. Теперь всё как надо.


Место интервью

– Как добираешься обычно?

– Либо на электричке, либо на автобусе и дальше своим ходом. Бывает, кстати, очень долго топаю до места по шоссе и по дорогам заброшенным. Но, вообще, это не принципиально для меня – сколько идти, главное – добраться. Больше всего прошёл, мне кажется, когда  добирался до турбазы «Керженец», от Семёнова и до села Покровское, там, по-моему, километров 10-12 я шёл туда и столько же обратно. Бывшая турбаза Горьковской железной дороги, тоже очень красивое место, на берегу реки. Вообще, практически все «заброшки» очень красивые, по-своему, конечно.

– Ты всегда фотографируешь? А кто потом фотографии эти видит? У тебя есть группа в соцсетях?

– У меня есть альбомы «ВКонтакте», где я выкладываю сделанные фотографии. Самые интересные посылаю в разные группы, которые специализируются по такой тематике. Но больше сам собираю, у меня довольно приличный архив накопился.



– Какой самый интересный и крутой объект был, куда ты забирался?

– Самых интересных объектов у меня было два. Во-первых, это  завод «Красная Этна», огромное предприятие, которое развалилось. Когда попадаешь на его территорию, сразу погружаешься в такую атмосферу… словно 60-е-70-е годы… Кучи металла, кирпичей, огромные цеха.. и сами административно-бытовые корпуса, где всё осталось. Также было на Семёновском арматурном заводе. В заводоуправлении даже все кабинеты сохранились, таблички «главный технолог», «главный металлург», а внутри даже на столах документы лежат, бумаги всякие, вещи. Ну, и другие здания, архив, ОТК, библиотека, столовая… но всё заброшено при этом. Заколочены все окна и двери. Иногда я забираю таблички, если не очень большие. Ну, такие, в духе 70-х. С лозунгами и картинками. Книги иногда попадаются интересные, но редко. Особо ничего не уношу, но иногда что-то понравится, не удерживаюсь. Мне с детства нравится просто везде лазить. С 2016 года я плотно этим занимаюсь, увлечённо и, можно сказать, серьёзно. Мёртвые места интереснее прочих. Пионерлагерей около 25 осмотрел и отфотографировал. Турбаз около восьми. Заводов точно не могу сказать сколько, но их не так много

– Главный вопрос. Не страшно лазить по заброшкам?

– Ну… страшно, если кто-то поймает, кто-то выйдет, помешает обследовать… но мне, видимо, всегда везёт. Даже собаки не нападали. Но если есть охрана, я потихоньку сбоку обхожу, на цыпочках, или ищу другой вход или способ забраться. Если там памятник какой-то стоит и мне он нужен, я разобьюсь, но дойду, долезу, заберусь и сфоткаю, чего бы мне это не стоило.  У меня ведь были  и хорошо охраняемые объекты. Например, лагерь Чкалова в Зелёном городе, там прямо охрана сидела. Ничего, сзади обошёл, повезло – там был бассейн старый, спустился в него и по нему прошёл потихоньку, посидел, пока охрана наверху ходила и потом спокойно вылез и пошёл бродить – фотографировать. Опа, а здесь есть кто-то!

В этом месте интервью мы обнаружили, что на заброшенной турбазе "Нижфарма" кто-то явно живёт. Возле старых коттеджей на наспех сколоченных столах – посуда, тарелки, бутылки, на верёвке между деревьями сушится белье, какие-то рубашки и штаны.  И главное, два коттеджа уже разобраны по брёвнам и уложены в аккуратные штабеля.

– Кто-то здесь хозяйничает… непорядок (Тимур оглядывается и говорит так, словно на его личный участок забрались неизвестные - прим. РНН). Не люблю, когда кто-то вторгается в такие места и начинает грабить. Пару раз я даже спугнул каких-то типов, они на одну из турбаз приехали с техникой, а я вышел и начал фотографировать, и они по быстрому свернулись и уехали.

– На что фотографируешь?

– Только на телефон.

– Почему так принципиально?

– Ну, я приличный смартфон купил с хорошей камерой. Его вполне достаточно. Мне друг давал как-то фотоаппарат, но я особой разницы не заметил. Кроме того, телефон удобней. Его в карман положил и сделал вид, что просто случайно проходил. И никаких вопросов. Представляю что было бы, если бы я с «зеркалкой» лазил по «заброшкам».


– А бывали случаи, когда задерживали или не пускали куда-то?

– Да, было дело. Забавный случай был. Это было в Смолино, в военном городке. Ко мне подошли со словами: «Что ты тут фоткаешь?» – когда я фотографировал… не помню уже, какой-то советский объект, прямо символ эпохи… Повели меня в штаб разбираться, выяснять, что я тут делаю, есть ли загранпаспорт. Тогда в мае как раз непорядки были в Париже, помните? А я как раз в мае был в Париже (смеётся). Потом даже кто-то из ФСБ приехал, проверили, я рассказал, чем я занимаюсь, мне зачем скрывать? Они посмотрели, проверили, увидели страницу с фотками и, я так думаю, поняли, что я ни к каким шпионам или террористическим группировкам не отношусь. Впрочем, в полицию мои данные передали, фото, отпечатки пальцев, я там в базе у них есть.

– Сколько снимков делаешь и какова их судьба потом?

– Ну, я делаю довольно много снимков, стараюсь как можно больше запечатлеть, чтобы было из чего выбрать. Чтобы и люди, если увидят, могли вспомнить что-то из своего детства или юности. Вдруг там кто-то был, когда-то ездил и вспоминает? И может даже мне рассказать что-то интересное, поделиться воспоминаниями. У меня были такие случаи. В Зеленом  городе был такой дом отдыха «Учитель», женщина увидела и написала мне, рассказывала, какие-то фотографии даже прислала мне. С пионерлагерями такая же  история: все вспоминают своё детство, многим интересно, что и в каком состоянии сейчас. Мне было приятно кому-то помочь в этом.


– Загружая данные своих походов в wikimapia, тоже помогаешь  другим? Или его как сталкерский ресурс  воспринимаешь?

– Wikimapia хороший ресурс, там очень много всего отмечено, поэтому его ведь используют и просто как карту для туристических поездок. Там ведь люди сами отмечают многие объекты, помогают друг другу, делятся данными.

– Ночевать на объектах своих экспедиций не приходилось?

– Нееет (смеется), но пару раз ночью был. Однажды, мне что-то взгрустнулось поздно вечером, и я решил залезть на территорию завода «Красная  Этна» ещё раз прогуляться. Полазил по цехам, подышал воздухом. Нормально стало. Мне не страшно. Если я по кладбищам не боюсь ходить в любое время, то на «заброшках»-то чего пугаться? И потом, я аккуратно хожу. Ни разу не ломал себе ничего, так, несколько порезов, царапин, пару раз на гвозди чуть не наступал, но обувь спасла.

– Не поможет же никто, если один ходишь?

– Я всегда один хожу. Везде практически. Редко когда с кем-то.  Это удобнее, я знаю свои силы, что не устану, дойду и вернусь. А если другой человек устанет, мы время потеряем, цели не достигнем. У меня ведь друзей особо нет, только знакомые. А в лес ездить я люблю, интроверты, наверное, все такие. Однажды, был в Вадском районе, в одном из  заброшенных пионерлагерей, я прочитал, что там мозаика есть красивая. В книжке про Гайдара прочитал. Потом прикинул по карте и нашёл. И мозаику сфотографировал, и самолёт там стоит. И обратно очень долго шёл и очень долго ждал автобус. И друг меня забрать не смог. Как я дождался автобуса – сам не знаю. Уже и не надеялся. Как бы мы вдвоём с кем-то это осилили, не могу представить.

– История с мозаикой бассейна «Чайка» и её ужасной реставрацией очень быстро стала популярной в масштабе страны. Как так получилось?

– Не знаю, случайно. Я же люблю всё с советских времён, фотографирую постоянно, вот и заметил.  То, что это стало популярным, узнал потом. Я же город очень люблю, всё время куда-то выбираюсь и прилично город уже знаю, кстати.

– Куда планируешь выбираться в будущем?

– Туда, где людей нет. Дальние объекты какие-то. Не нравится мне, когда заброшки разорять начинают. У меня много фотографий, но некоторые объекты я не «палю», чтобы люди туда толпами ходить не начали. Как ни странно, но я очень бережно отношусь к тому, что нахожу и осматриваю. Заброшенные территории – беззащитные такие…  По-дурацки звучит, наверное… Это же хобби. У меня была идея создать сайт и  развивать, но я этого делать не умею. Умею ходить, фотографировать и находить интересное. Этого хватит пока.


Роман Голотвин
фото автора и из коллекции Тимура Мещерова

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
О чем говорят
О ретротрамваях
19:40, 02 октября 2022
Последние комментарии
Илья Мясковский: «Хотят быть крутыми ковбоями, рейнджерами, а приходится вот так…»
Ана, 08:10, 26 января 2023
Артем Шитов сейчас в Калифорнии, успешно перешел мексиканскую границу.
В Дальнеконстантиновском районе пострадавших при отключении света призывают отказываться от положенной выплаты
елена, 13:14, 30 декабря 2022
Здраствуйте а кому нибудь были выплаты за чрезвычайной ситуации природного и техногенного...
Бывшую главу выксунского водоканала оштрафовали за сокрытие 3 млн рублей от налоговой
Чтец, 20:18, 25 октября 2022
Ммммдааа..насели на девушку из -за каких то жалких 3 миллиона рублей,даже не долларов..Нет чтоб...
Проклятие парка, или Почему «швейцарская» история еще только начинается
MAD FLOORY, 12:05, 24 октября 2022
Мда, клёво всех молодых пацанов на деньги кинули. Отработал там два месяца, долг всё ещё висит в...
200 часов исправительных работ получил блогер за клевету на Никиту Михалкова
alexautonn, 08:40, 20 октября 2022
Судя по Вашей грамотности Мы знаем с кем имеем дело))
Студента ННГУ месяц принудительно держали в психбольнице за антивоенные взгляды
admin, 20:43, 14 октября 2022
Уважаемый Робин, спасибо за ваше мнение, только лучше было бы его высказать под своим настоящим...
toup