02 октября 2020, 00:05 Пятница
Нижний Новгород, +10

Репортажи

На смерть школы-интерната №8: такие разные некрологи…

16:38, 08 сентября 2020

Ликвидация коррекционной школы-интерната №8 на улице Голубева в Ленинском районе Нижнего Новгорода готовилась последние шесть месяцев, но официально работникам школы сказали об этом только в начале учебного года. Названа и дата окончательного расформирования – 1 января 2021-го. До этого срока всех детей переведут в другие коррекционные школы, а преподавателям обещают помочь с трудоустройством. При этом педагоги и меценаты, помогавшие школе, в один голос утверждают, что еще каких-то два года назад, при прежнем директоре, интернат №8 был просто образцовым, но все было разрушено новым руководством. Дети, которым сообщили о переводе в другие школы, реагировали на смену обстановки очень болезненно, говорят учителя. А вот у заместителя губернатора Нижегородской области Давида Мелика-Гусейнова – абсолютно «зеркальная» информация: расформирование проходит продуманно, будущее этого здания определяется, а о фактах хищений в школе-интернате говорить преждевременно, хотя проверки идут. Публикуем обе точки зрения на проблему.

По теме

Педсовет, на котором коллектив интерната официально узнал о будущем закрытии, прошел 2 сентября. Но еще до этого собрания старшеклассников школы перевели в другие аналогичные заведения: коррекционные школы в Золино, Нижнем Новгороде и Спасском. Официальная причина: детей в интернате слишком мало, чтобы содержать его дальше. Еще два года назад их было около сотни, в конце прошлого учебного года – 57, а сейчас осталось около 30-ти.

И снова в бюджетной сфере звучит слово «оптимизация»! По признанию педагогов и воспитателей, многие в коллективе были шокированы известием о скором закрытии школы.

Татьяна, преподаватель (имя изменено):

– Сейчас мы все, конечно, в подвешенном состоянии. Как можно вот так, в начале года, сказать: с 1 января идите «на вольные хлеба»? Куда идти – непонятно! Я вот обзвонила ближайшие школы – там всё занято.


Педсовет в интернате №8 2 сентября

Еще хуже, по словам Татьяны, на новости из министерства образования отреагировали дети. Кто-то узнал о предстоящем переезде еще в летнем лагере.

– С детьми началась истерика! Один из ребят, Саша, надел черную вязаную шапку, прорезал дыры для глаз и рта, зажал голову – и сидел качался, плакал. Паша у нас вообще неделю рыдал! Он у нас эпилептик… Я думаю, за ним так смотреть не будут, как у нас. Мы же знаем этих детей с первого класса! А он еще поговаривал, что повесится – от них всего можно ждать. Еще один мальчик, которого перевели в Спасское, заявил: я с первой зарплаты покупаю пистолет, потому что там всё, что угодно, может твориться – там новеньких из окон выбрасывают. Вот, в конце августа сбежали двое детей – кто знает, может это тоже реакция на расформирование. Потому что этим детям какие-либо изменения противопоказаны, они реагируют на них непредсказуемо.

По словам Елены Кожановой, которая долгое время оказывала шефскую помощь школе-интернату, в последние полтора года заведение сознательно убивали. Период благополучия школы завершился после увольнения по возрасту прежнего директора Наума Шелюбского.

– Этих детей, хоть они и выглядят как взрослые, надо держать и воспитывать в госучреждениях до 20 лет примерно, – говорит Елена. – У Наума Хаимовича была именно такая задумка, чтоб они под присмотром воспитателей, которых они называют «мамой», были как можно дольше, чтоб получали профессию тут. Мы учили их выживать во взрослом мире.


Подшефные дети в гостях у Елены Кожановой

По мнению представителей коллектива, всё изменилось, когда на посту директора оказалась Мария Макина.

– Ей 35 лет, у нее трое детей, она девять лет сидела в декрете. Опыта работы – никакого. Может, раньше и был, но за девять лет уже позабылся, - рассказывает Татьяна. – Сначала нам показалось – ничего, но девушка мало чем занималась на работе. Хозяйственные вопросы были полностью на нуле. И постепенно всё началось рушится, в том числе дисциплина. Она ни в чем нам не помогала – а дети у нас особенные, дети – психопаты. Она же при этом всегда уходила в сторону.

Владимир, преподаватель (имя изменено):

 У нас было трое работников, которые всегда чинили всё, что дети поломают – дети у нас непростые, многие на лекарствах. А после смены директора всех поувольняли, взяли родственников. Всё ломалось, ничего не делалось. Сколько у них было трудоустроено родственников? – да кого только не было! И на кухне, и завхозы, и всё прочее. Мы тут считали – что-то порядка 12 человек родственников! Планы были гигантские, но в итоге всё пошло не так.

Но еще неприятнее педагогам оттого, что материальная база школы-интерната в последний год понесла невосполнимые потери.

 Шелюбский, конечно, и себя не забывал, но сдал школу в идеальном состоянии. Всегда стремился, чтобы всё было красиво. Приезжали гости, смотрели, как все хорошо – и действительно так было. В каждом кабинете были ноутбуки – их позже выкрали, вскрыли двери. Из спального корпуса исчезли хорошая мебель, жалюзи, хорошие покрывала. Я в весенние каникулы пришла тут к детям – и ужаснулась: что ж это за разруха такая?! Всё разбомбили, брали всё, что плохо лежит. Говорят, по ночам со склада «газели» выезжали! – рассказывает Татьяна.

 Когда вернулись из лагеря, мастерская тоже понесла ущерб, и личные вещи в том числе. Еще покупали сетку Рабица на хоккейную коробку, использовали только два рулона. Сунулись в прошлом году – ни одного рулона уже нет, куда-то исчезли в неизвестном направлении. И склады раньше были полные, чего там только не было, а сейчас захожу – склады пустые, - добавляет Владимир.

Ирина, преподаватель (имя изменено):

 В кабинете, где ребят учили готовить, исчезла посуда и телевизор, из кабинета психолога телевизор тоже «ушел». Куда всё делось, я не знаю.

Особенно возмущает преподавателей варварское разрушение кабинета цветоводства, в котором под деревянными кожухами стояли деревообрабатывающие станки.

 Перед уходом Макина просто выдернула все эти станки – не знаю, с кем она это делала. Они были забетонированы в пол, там отбойным молотком нужно было работать. Всё разбомбили – и это перед приемкой школы! – говорит Владимир.

Сейчас контракт с Макиной разорван, обязанности директора исполняет завуч Марина Илларионова. «Что будет дальше с детьми?» – вопрос, который волнует не только преподавателей, но и шефов.

– Только что звонил один мой ребенок из Спасского. Жалуется, что очень плохо кормят. Здесь, в 8-м интернате, у них было пяти-шестиразовое питание, а там - трехразовое, и порции очень маленькие. Говорит, ходят попрошайничают, чтобы вечером поесть в общаге. Они же там не школьники, а "студенты ПТУ", вроде как "взрослые". Но у них совсем нет понимания ценности денег - вот что страшно! И что они в деревнях и селах делать будут, где и местным-то работу не найти? Получать мизерную пенсию и пить водку... Вот так взяли и избавились от сирот, легко и непринужденно!

Коллективу школы-интерната пока не сообщили, какой будет судьба этого здания. Специально для «Репортёра-НН» некоторую ясность внес замгубернатора Давид Мелик-Гусейнов. Ему же мы задали и другие вопросы, волнующие коллектив и неравнодушных меценатов.


Фото government-nnov.ru

– Давид Валерьевич, почему всё-таки возникла необходимость закрыть интернат?

– Во-первых, детей становится меньше – часть усыновляют, часть идет учиться дальше, по части детей проводят переаттестацию и им присваивается другой тип, чтобы можно было получить не справку об окончании интерната, а нормальный аттестат. Причин и обстоятельств, по которым сокращается количество таких детей, много – и это хорошо, на самом деле! Площади, которые занимает сегодня восьмой интернат – громадные, и неправильно, что на такой объем площадей приходится такое количество детей.

– Это точно необратимый процесс? Если через пару лет таких детей вдруг опять станет больше, не разумнее было бы держать некий резерв площадей?

– Ну мы же с вами движемся к цивилизованному обществу, которое вообще не допускает наличия подобных заведений. Вспомним опыт той же самой Европы или Америки. Там таких детей в интернате просто нет. Таких искалеченных судеб не должно быть, должны быть счастливые образованные, эмоционально развитые личности. Поэтому – да, я думаю, эта ситуация необратимая.

– Преподаватели говорят, что довольно поздно узнали о ликвидации интерната, и сейчас, по ходу учебного года, будет сложно найти работу по специальности…

– Ликвидация будет еще через несколько месяцев, так что не поздно. С каждым преподавателем ведется персональная работа. Вот только сегодня утром мы обсуждали на совещании вопрос, кто из преподавателей перейдет в кадетскую сухопутную школу. Шесть человек уже захотели перейти в 1-ю школу-интернат, пенсионный и старший возраст захотели просто получать выплаты, которые положены в связи с ликвидацией. Чтобы кто-то был выброшен – такая задача не стоит в принципе.

– Что предполагается разместить в этом здании вместо интерната?

– Ни в коем случае здание не будет отчуждаться. Оно остается в юрисдикции министерства образования. Мы разные сейчас варианты рассматриваем – от школы для одаренных детей из области до каких-то общеобразовательных форм организации обучения здесь. Пока еще вариант не выбран, мы рассматриваем различные концепции. Будем смотреть демографический прогноз, как по этому району, так и по области в целом. Но еще раз повторяю: это здание не будет выводиться из фонда министерства образования. 

– Вопрос со слегка криминальным оттенком. Поговорил со многими преподавателями и теми, кто помогал детдому – и все невольно сравнивают его нынешнее состояние с тем, что было при прежнем директоре Науме Шелюбском. Соответственно, многие говорят о недостатке опыта у последнего директора, а также о пропаже имущества. Это подтверждается?

– Мы проводим аудит. Смотрим по накладным, книгам инвентарных номеров, анализируем. Пока ничего никому мы не предъявляли, но для нас тоже важным является вопрос, как распоряжались имуществом интерната, было ли оно поставлено на учет, и если оно отсутствует де-факто, то как оно отчуждалось, кому передавалось. Процесс этот непростой, большой объем документов поднимаем. Ну, а подтверждения случаев хищения – это дело правоохранительных органов. Конечно, в случае несовпадения данных мы предъявим эти факты правоохранительным органам.

– Там же еще и семейственность развели дичайшую! Чуть ли не больше десятка родственников директора работали в интернате на различных должностях. Это допускается вообще?

– Вы знаете, это, может и не запрещено, но я категорически против кумовства, каких-то вот этих семейных отношений. И к себе я строг в этом плане, и к своим подчиненным. Всё это обязательно будет обсуждаться на совещаниях в министерстве образования.

– Как вообще получилось, что на пост директора был назначен человек, у которого в послужном списке за последние годы – лишь декретный отпуск?

– Не берусь комментировать, как принималось это решение. Но очереди нет, чтобы возглавить детский дом, больницу, поликлинику. Вы не представляете, какой кадровый дефицит на эти позиции! Но я не оправдываю решение. Если были ошибки – об этом надо сказать. Если были правонарушения – их нужно обязательно разобрать «до руды». Если можно решить эти вопросы на уровне организации, то решать. Если есть факты хищений – нужно обязательно доложить в правоохранительные органы.

– Ну, и вопрос  о судьбе детей. Многие достаточно болезненно реагируют на переезд в другие детдома, есть жалобы на питание и даже факты попрошайничества. Каким образом вы отслеживаете дальнейшую судьбу каждого ребенка из этой непростой категории?

– Во-первых, мы действуем не одни, а вместе с обещественными организациями, которые помогают, отслеживают ситуацию ежедневно. Привлекли психологов, как из системы образования, так и «внешних» - из здравоохранения.  Что касается питания… Вы знаете, я сам питался, смотрел – питание очень хорошее. Если есть претензии к питанию, готов вместе с теми, кто жалуется, сесть за стол и поесть! Во многих семьях так не готовят, как в 1-м детдоме!

– А в Спасском?

– Оттуда тоже информация приходила, что питание достаточно калорийное и объемное, но проверим еще раз. Что касается попрошайничества, то эта тема действительно была актуальна именно для 8-го детдома. Я не очень давно в Нижегородской области, но как только приехал сюда, одним из первых вопросов обсуждал то, что дети из интерната №8 «стреляют» деньги, сигареты, еще что-то. Это история не одного дня. Если дети куда-то переехали и там это продолжается, то это, конечно, неправильно, и с такими детьми нужно работать – в первую очередь, психологам, педагогическому коллективу. Кроме того, мы думаем о том, чтобы у этих детей появлялись свои личные деньги. Этим летом многие были трудоустроены.

– Это понятно, но, к сожалению, эти дети могут совсем не понимать ценность денег. Есть целая сфера мошенничества, которая специализируется на обмане таких детей.

– Это да, такие сигналы поступают, и вот сегодня очередной такой сигнал поступил из одного из районов. Под видом волонтеров иногда приходят мошенники, предлагают помощь. Будем эти вещи жестко пресекать. Только ребенок имеет право распоряжаться теми средствами, которые ему выделены, в особенности деньгами на приобретение квартиры. Это их единственная возможность начать полноценную жизнь после интерната.


Александр Пичугин
Заглавное фото - интернат8.рф

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
Блог редактора: Разгромная рецензия на постановку
Евгений Морозов, 16:30, 14 сентября 2020
Назвать это постановкой ,значит оскорбить театралов.Это ставшее обычным -издевательство!Первый...
Стало известно, когда достроят девять домов в ЖК «Новинки Smart City»
Фёкла, 11:00, 06 сентября 2020
Сколько можно с помощью СМИ дурачить людей.Ничего не сдаётся, сроки постоянно переносятся, с...
И еще раз о мусоре...
kolobok, 01:14, 09 августа 2020
Интересно знать, если прилегающая муниципальная площадка накопления ТКО постоянно переполняется...
«Вы не в пустыне находитесь!» Женщине с гипертоническим кризом отказались помогать в службе 112
Обычный нижегородец, 00:25, 19 июля 2020
Так она бы и рада назвать координаты, но ее перебивают - нет, говорят, у нас такой возможности...
«Вы не в пустыне находитесь!» Женщине с гипертоническим кризом отказались помогать в службе 112
Svet, 18:53, 10 июля 2020
Вот слушаю разговор и не пойму в чем ей отказали? Куда должны были отправить скорую если не было...
Вещь в себе. Дорогая вещь!
Coach, 15:55, 06 июля 2020
Ну где то же должен был проколоться губернатор. Почему бы не на этой программе? И зная поверхностно...
toup