11 июля 2020, 22:49 Суббота
Нижний Новгород, +20

Интервью

Иван Серый: художники сейчас больше высказываются в интернете, чем на улице

11:18, 15 марта 2020

Нижегородские уличные художники – понятие слегка абстрактное прежде всего потому, что их ряды то пополняются, то редеют. И это, конечно, не только картины на холстах. Нижний Новгород сам часто как холст: картины на стенах, любых поверхностях, ценность которых изменчива и преходяща, как время, в которое мы живем. Молодые художники видят город по-своему. И там, где серость и облезлость для кого-то проблема, для них лишь повод внести яркую деталь или высказать свою позицию. Иван Серый более всего известен в Нижнем своими миниатюрными инсталляциями, которые он встраивает в поверхности, оживляя их, добавляя немного эмоций домам, заборам и стенам. После зимы, которой почти не было, гуляем с ним по весеннему Нижнему и говорим о городе, людях, яркости и серости и совсем немного о грядущих культурных событиях.

По теме

– Сейчас зима закончилась – художники выходят на улицы? Стали больше рисовать последнее время?

– Да зима такая была, что и зимой рисовали все, и сейчас. Другой вопрос, что поубавилось количество тех, кто рисует активно. Сейчас вообще такой период – мало рисуют.

– А когда рисовали больше?

– Год 2006-2007-2008… и художников было побольше, и команд, и движуха была. Такое зарождение нашей волны. Были и те, на кого мы равнялись, но это ещё раньше. А наша волна – когда рисовали активно, много и интересно – потише стала. И мода ушла, многие в легальное пространство ушли, по разным причинам. Я вот в легальном пространстве работаю.


Иван осматривает одну из очень старых работ неизвестного широкой публике художника


Еще одна из работ неизвестного "динозавра нижегородского стрит-арта"

– Рисунок на улице — это же всегда высказывание, а не просто попытка сделать город ярче, как хотелось бы думать кому-то. Как воспринимают люди такие высказывания сейчас?

– Да по-разному. Вроде не в Советском Союзе давно живем, с его узостью мышления и четким разграничением взглядов на искусство. Это же улица, она живая и каждый человек свое мнение имеет. Мы рисуем, кому нравится – он это одобряет и сохраняет, а кому-то не нравится, и он может это запросто сломать или испортить. Сейчас и фестивали проводятся, и, вроде, людям нравится, но все равно находятся те, кто говорят – чего вы тут г...о намалевали? Непонятное что-то, зачем это? Но я считаю — это же общественное пространство, а значит и любой может что-то говорить, это нормально.

– Нижний Новгород агрессивный город или пассивный в части реакций?

– Средний, наверное. Екатеринбург активнее гораздо, Питер поактивнее. Казань пассивнее. Общественная позиция такова, что где улицу как личное пространство воспринимают – там реагируют сильнее.

– Нижний – серый город или цветной?

– Цветной, конечно! Челябинск – серый, например, по моим ощущениям, а Нижний – цветной. У нас очень рельефно, зелено, архитектура разнообразная интересная. Да и всяких движений в мире культуры происходит довольно много, это неплохо.

– Ты имеешь в виду движения в части легальных мероприятий?

– Да любых, и легальных и не очень, и таких много и сяких. У нас непассивный город вообще.

– Твои миниатюры, которые стали известны довольно широко, и которые считаются все же украшением уличного пространства, ты сам как воспринимаешь? Что это для тебя самого?

– Ну это как некая душевная рана, которую нужно переосмыслить и залечить. Формируется это как высказывание обычно, каждая моя работа. Ты, как психотерапевт, некоторые болячки должен проговорить сам себе. Поэтому каждая моя работа – это высказывание себе и людям, которым я тоже даю повод об этом подумать, опытом делюсь.

– Насколько болезненно воспринимаешь то, что твои работы разрушают, ломают?

– Нинасколько. Ну разве чуть-чуть. Все, что вынесено на улицу – остается на улице. Это мой эгоизм вынести работу в общественное пространство и есть чужой эгоизм, когда человек это может сломать или украсть.

Мы как раз подходим к одной из последних миниатюр Ивана в переулке Холодном. Она называется «Рогатка», и это высказывание художника на тему буллинга.

– Опа, шкаф открылся! – Иван внимательно разглядывает интерьер инсталляции, потом достает смартфон и фотографирует свою работу. Пока мы стоим и обсуждаем уместность и понятность такого высказывания для людей, останавливаются прохожие.

– Ты посмотри какая прелесть, – восхищается женщина и они вдвоем с подругой начинают изучать миниатюру. – А что это такое? А как с этим играть?

– Просто глазами смотреть, – поясняет Иван. – Ну, и еще, может быть, думать о смыслах.

– Вот, примерно такая реакция каждый раз, – говорит Иван, когда мы идем дальше. – Никому нихера не хочется задумываться о смысле, о том, что тема буллинга есть, и она очень актуальна сейчас. И для меня тоже актуальна была, в свое время у меня были сложные отношения с братом, и эта работа, конечно, сублимация. Но люди очень поверхностны. Впрочем, ладно! – вдруг смягчается он. – Эти мои работы очень нравятся женщинам "за 30" в подавляющем большинстве. И в инстаграме очень популярны.

– Много у тебя таких?

– Учитывая, что их ломают постоянно… штук 6-7 наверное. Не только в Нижнем Новгороде, есть и в других городах. Но судьба их мне неизвестна.

– Места для работ как выбираешь?

– По-всякому. Вот для «Рогатки» я, кстати, даже не понял, что раньше вышло – работа или место для нее нашлось. А, точно. Я эту дырку на столбе давно заприметил и все думал – что бы там разместить. И потом делал работу практически по месту.

– Часто рисуешь в фестивалях или участвуешь в проектах?

– Часто, по настроению. Люблю движуху, но иногда бывает – ввяжусь и думаю – что меня туда понесло?

Мы приходим на стадион «Водник». Стены забора здесь ярко и пестро расписаны уличными художниками. Иван рассказывает, что здесь работы разных лет и разных авторов. Есть очень неплохие, и как раз сейчас, когда идет разговор о реконструкции стадиона, появилась идея сохранить в качестве памяти одну их бетонных панелей с рисунками. Для этого он идет вдоль стены и фотографирует на телефон.


– Слышал наверняка про фестиваль "Культурный код" и про то, что он пройдет и в Нижнем Новгороде тоже?

– Слышал. Я бы так сказал – всякое про этот фестиваль слышал. Мы ж в своей тусовке как бы лучше знаем, что и как организовывается на самом деле. Но если оставить в стороне закулисные все эти вещи, и посмотреть шире, то – почему нет? Люди любят, когда что-то делается красиво и интересно. У нас есть свой крутой фестиваль, «Место», он мне ближе, и не только потому, что мы вместе с Никитой (Nomerz'oм) активно продвигали два последних фестиваля «Место» в прошлом и позапрошлом годах, и сами в нем участвовали, но и потому что фестиваль «Место» очень… чистый, честный что-ли. Он не для заработка, он за идею и это очень классно. А «Культурный код» – проект федеральный, там деньги другие, люди другие, и он пришлый всё равно. Не знаю, как они растянут его на четыре города и что это будет… Впрочем, людям же пофигу идейная внутренняя составляющая, так что, я думаю, всем он понравится. Движуха же, это всегда хорошо.

– Нет у тебя ощущения, что стрит-арт иногда становится слегка стерилен, и делается больше для интернета, а не для людей, ходящих мимо?

– Ну, стрит-арт же появился раньше интернета. Да и я сейчас часто делаю работы, которые рассчитываю выложить в инстаграм. Но это просто работы такие, ориентированы на другую аудиторию. Я вот сделал первую миниатюру, она по интернету разлетелась жуть как, а на улице прожила неделю. Поэтому, наверное, художники сейчас больше высказываются в интернете, чем на улице.

– Вернемся к улицам. Нижний Новгород как холст – идея вполне себе неплохая, но насколько уместен стрит-арт на его стенах вообще? Вот в Питере с этим строго, там много исторических зданий, особо не порисуешь, а если и порисуешь, то важно учитывать контекст. В Москве даже качественные и неполитические рисунки регулярно закрашивают коммунальщики. Как в Нижнем?

– У нас в городе такая эклектика, стрит-арт смотрится уместно и не подвергается, вроде, особым гонениям. Опять же, стараниями Никиты и фестиваля «Место» и отношение к рисункам, надеюсь, другое. И оно меняется. И художники тоже стараются, поверхности выбираются. Работы, сделанные в формате фестиваля, мне видятся чаще всего уместными. Впрочем, тут только богу можно судить – насколько. Вот была работа Ведерникова, так отвалилась. Вместе с фасадом. Не богоугодная значит работа была (смеется). И потом все эти вещи же очень временные. Это не монументальная мозаика, например. Художники рисуют, фасады осыпаются, краски, хоть и неплохие, осыпаются вместе с ними. Всё равно всё временное. Да и в целом все временное, что жаловаться?


Роман Голотвин

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
«Вы не в пустыне находитесь!» Женщине с гипертоническим кризом отказались помогать в службе 112
Svet, 18:53, вчера
Вот слушаю разговор и не пойму в чем ей отказали? Куда должны были отправить скорую если не было...
Вещь в себе. Дорогая вещь!
Coach, 15:55, 06 июля 2020
Ну где то же должен был проколоться губернатор. Почему бы не на этой программе? И зная поверхностно...
Проблема глаза режет – но, видимо, не всем!
Юрий Липовецкий, 21:14, 21 июня 2020
А может дело не в канализации,а в том,что десятки ассенизаторских машин льют дерьмо по посадкам...
COVID-сводка за сутки: блокировка транспортных карт, разорение ИП и +150 зараженных
Nadia, 07:11, 01 мая 2020
Недальновидность в самом начале пандемии. Где были призывы к жителям отказаться от поездок на...
Когда возможное на самом деле невозможно
Александр, 20:36, 28 апреля 2020
В декабре оформлял статус безработного в ЦЗН. Куча бумаг, несколько походов в ЦЗН, хамство...
ЖК Дом на Набережной
Сергей, 17:55, 05 апреля 2020
Здесь ответы на вопросы жителей и разъяснения от застройщика: https://youtu.be/nMQd3VrqT5w
toup