14 декабря 2017, 10:50 Четверг
Нижний Новгород, +2
Интервью

Марина Игнатушко: «Они взяли и смахнули полмиллиарда»

18:19, 18 ноября 2017

Марину Игнатушко я впервые увидел в Доме архитектора лет 10 тому назад — это были рядовые публичные слушания. Тогда она мне показалась строгой и монументальной, как сталинский ампир. А когда узнал её получше, понял, что личность она эклектичная. Там не только величественность и чёткость линий, но и душевность деревянного зодчества, и прагматизм хай-тека. В общем, человек-город.

Говорить с ней можно часами, и всё будет мало. Архитектура ведь — наука прикладная. В смысле — приложена к искусству, а потому разговор о камне и дереве тут же перерастает в диалоги о времени и пространстве.

Где застрял Нижний Новгород, каковы его градостроительные перспективы и почему эта сфера так болезненна к переменам — об этом в интервью с архитектурным критиком и общественным деятелем Мариной Игнатушко.

- Марина, не буду оригинальничать, поэтому сначала спрошу про ваш «титул» — архитектурный критик. Что это значит? Наша архитектура не выдерживает никакой критики?

- На самом деле, я так себя не представляла, с чьей-то подачи само сложилось. Всегда считала себя журналистом, архитектурным обозревателем. В слове «критик» есть доля иронии – особенно, если вспомнить, что на щите многих манипуляторов есть  известная фраза «критикуешь? предлагай!». В общем, люди работают – не трогай. Но в цивилизованном мире критик – специалист, который наблюдает происходящие в обществе, пространстве города процессы, не связан никакими служебными обязательствами с участниками этих процессов, а потому без оглядки может выносить свои суждения. В силу своего образования, интересов он знает, с чем это можно сравнить и понять, как похожие процессы развиваются в других городах и странах.

Один и Рейтингов архитектуры. С победителем З. Рюриковой

- Наверное, Нижний Новгород для архитектурного критика — поле непаханое. Потому что процессы, которые развиваются в нашем городе, далеки от мировых трендов.

- Оно везде непаханое, не только в Нижнем. Дело не только в трендах. У нас основная масса информации об архитектуре, градостроительстве, городской среде циркулирует в виде переписанных пресс-релизов от власти. Такие высказывания, как было, например, у Евгения Семёнова о микрорайоне «Цветы» - редкое исключение, увы. Дальше – только «нравится-не нравится» в соцсетях. Рекламные статьи, интервью чиновников «про перспективы» – не в счёт… Но мы живем здесь и сейчас, и важно понимать, что происходит, искать ответы, аргументы, ассоциативные связи и аналогии. У нас в городе – целый вуз специалистов по этой теме. Их знания никто не оспорит. Но как возникает острая ситуация – с защитой, сносом, необоснованным, с точки зрения устойчивого развития города, строительством - редко кто проявляет беспокойство, рвется к микрофону, чтобы объяснить согражданам проблему. А проблемы – на каждом шагу…

- Но ведь есть и то, чем можно гордиться...

- Я постоянно вспоминаю приезд Кисё Курокавы в наш город. Известный японский архитектор, звезда — абсолютная. В надежде, что он похвалит нижегородскую школу архитектуры, его спросили, что именно ему понравилось в Нижнем Новгороде. Он задумался и ответил: «У вас - великолепный ландшафт!». Ландшафт – через него проявляется ценность, уникальность этого города. А мы отличия стремимся превратить в заурядность, засыпая тот же Почаинский овраг… Проекты строительства нового жилья возле оврага обсуждались специалистами на разных советах не один год. Удивительно, почему сама идея не вызвала сопротивления? Ведь покушаются на индивидуальность города!

- Никогда не поверю, что ландшафт — это единственная наша индивидуальность. На сотню синих заборов — ни одного интересного здания?

- Видела в фейсбуке, что вам понравился новый дворец правосудия на Окском съезде. Были отклики, что, наконец-то появилось что-то европейское…И мне жаль людей, которые так считают, не замечая пропорций, масштаба, облицовки этого здания. Его дутой солидности, неприступности. И откровенной вульгарности. Бойкие на язык уже прозвали его «рейхстагом», «цыганским дворцом». Проект московский: был устроен некий конкурс, в котором победили протеже бывшего губернатора. Каким должно быть здание суда? Например, как в Амстердаме. Там здание суда – не остров среди потоков. Оно включено в комплекс застройки небольшого квартала на намывном островке – современная живая человеческая архитектура, не пугающая, не подавляющая, не пародийная, как у нас. В обществе, построенном на доверии и уважении, такой подход закономерен.

Дворец правосудия в Нижнем Новгороде и Амстердаме

- Объясню свою симпатию к этому зданию. Понимаете, я вырос на Автозаводе, читал в детстве сказки про тридевятое царство, но ни одного дворца не видел, кроме ДК ГАЗ, разумеется. А хотелось посмотреть на  «богатые» чертоги царей и королей. И вот наконец такой палац строят, как тут не обрадоваться?

- Понимаю! У меня есть тоже история «про короля» - из советского детства. Мы шли на ноябрьскую демонстрацию с моим московским братом по Маяковке. Маленькие совсем — лет 6 было. И вдруг Маяковка «поворачивается», и возникает Строгановская церковь. Брат ахнул от такой красотищи: «Это королевство, там король живет! - закричал он восторженно. - Пойдемте скорее туда!». Даже мне тогда было смешно…

Так вот, идти нам туда не надо — мы уже прошли этот период. Всему своё время.
Вот вы говорите — на Автозаводе выросли, красоты не хватало… Но как раз именно там можно тренировать глаз в поисках гармонии! Идеальный город: один бусыгинский квартал чего только стоит! Когда проходишь его со стороны жёлтого бусыгинского квартала через каскад этих арок — просто ах! Вот это – архитектура.

"Бусыгинский квартал" в Автозаводском районе. Архитектор И. Голосов

- Часто приходится отстаивать хороший вкус? Вот вы мне как эксперт говорите, что Дворец правосудия — это пошлость. А я возьму и разобью все ваши доводы одной лишь фразой: «А мне нравится». Шах и мат!

- Легко! Но каждый останется при своем – абсолютной победы не будет. Это - разные партии и даже игры. Разный язык и шкала ценностей, подходы и категории: сложное - простое…У вас в голове сидит представление о красоте, которое вы лелеяли с детства, взращивали. Тут никакой критик разом ничего не поменяет – он может сделать так, что сначала вам будет просто некомфортно, потом появится сомнение, и если нет привычки к зацикливанию, - новые вопросы, наблюдения, желание видеть и понимать больше, чем было прежде. Чаще после стадии «некомфортно» появляется раздражение…

Некоторое время назад в Арсенал приезжал датский архитектурный критик. Он рассказал, что только в одном Копенгагене 5 архитектурных критиков. Соответственно, тема развития городского пространства обсуждается более активно, причем не с позиции «нравится-не нравится». Подобные обсуждения начинаются не со знакомства с критикой – там используют разные механизмы привлечения и вовлечения граждан в темы архитектуры и градостроительства. Например, на одни из Дней архитектуры, которые я проводила в Нижнем, приезжал австриец Михаил Унтертрифаллер. Он построил театр на Боденском озере со сценой на воде, где летние оперные постановки проходят на фоне закатов. Потом мы с архитекторами ездили к нему, он проводил экскурсию, во время которой местные жители стихийно присоединились к нашей группе и, поняв, что перед ними автор Дома фестивалей, – зааплодировали. Не могу представить у нас такое неорганизованное выражение благодарности архитектору…

Сцена на воде. Боденское озеро, город Брегенц

На днях в Арсенале у Андрея Амирова была прекрасная лекция по архитектуре. Нормально, если подобные встречи проходят периодически, и в разных частях города, чтобы люди учились понимать закономерности, по которым вырастает архитектура, в конце-концов, научились формулировать свои запросы и ожидания.

- Можно ли сказать, что профессия архитектора вымирает, как и другие компетенции? Мы же вот часто говорим: журналистов нормальных раз-два и обчёлся, с врачами — то же самое… Хороший архитектор — вымирающий вид?

- Странный вопрос. Я только что объясняла, как важно понимать архитектуру, а не мумифицировать…. Архитектор, в отличие от дизайнера, работает не просто с вещью, а с пространством. Мы живем в пространстве – его постоянно требуется обустраивать… Многие профессии меняются вслед за сменой способов и средств коммуникации, развитием технологий. И профессия архитектора сейчас предполагает не только упражнения в геометрических построениях, но и самую широкую коммуникацию с разными специалистами. Это очень сложно.

- Особенно сложно, когда приходится решать будущее исторической застройки… Самое крупное яблоко раздора между городом и его горожанами.

- Убеждена: историческую ткань города необходимо сохранять. Это  основа развития, его невосполнимый ресурс. Чего лукавить: всем же приятно ходить по улицам с древней историей, где прочитываются отдельные эпохи. Почему Нижний Новгород вдруг должен отказаться от своей многослойности?! На встречу по поводу сохранения исторической деревянной застройки Нижнего приезжали высокие гости из Иркутска. Они - специалисты международного класса - были в восторге от старых нижегородских построек.

- У них же тоже есть своя «деревянная история», чему удивлялись?

- Нижегородские решения – тоньше, виртуознее, разнообразнее. Различия – в подходах, возможностях, особенностях технологий. Различать, считывать эту информацию – интеллектуальное удовольствие. Если мы были бы грамотными и просвещенными людьми, мы бы эту эстетику ценили и берегли бы. Как в Норвегии – там сохраняют самые простые, рядовые постройки. Представьте домик — таким, как его рисуют дети, он обшит деревянным сайдингом. И всё. По-нашему, почти сарай. Но европейцы не оценивают его с утилитарной позиции сегодняшнего дня – с достоинством принимают то историческое наследие, что им досталось. В Бергене, Ставангере - целые кварталы старинных деревянных домов.. В одних живут студенты в других - магазины, рестораны для туристов. Тут важен не столько штучный объект, сколько атмосфера, ощущение другого времени… Почему мы в Нижнем отказываемся от такого чуда?

Разрушенный "Теремок" на ул. Дальней

- Может быть, мы просто разучились сохранять историю? Теремок на ул. Дальней не сам же развалился, а в руках «реставраторов».

- Это говорит о том, что у нас нет культуры сохранения, мы все навыки растеряли. То, что сделали с теремком, - имитация или даже профанация.
Некоторое время назад мы были в Вологде и видели, как там восстанавливают старинный дом после пожара. Когда мы подошли поближе, то не могли понять, как из обугленных бревен можно воссоздать то, что, казало бы, уже утрачено. Спрашиваем специалистов — реально ли? А они отвечают, что почти так же собрали весь музей Семёнково (это как наш Щелоковский хутор)- из фрагментов подлинного. Всё так тонко, аутентично, достоверно.

- От раритетов мне хотелось бы перейти к теме массовой застройки. Это уже «памятники» сегодняшнему дню. О чём они свидетельствуют?

- Вы спросили про «памятник сегодняшнему дню» - есть такой. Точнее, такие. С 1997 года я веду проект Рейтинг архитектуры Нижнего Новгорода: каждые два года выбираем лучшие постройки. И в этом списке собраны действительно хорошие работы наших архитекторов, многие отмечены самыми высокими наградами профессиональных смотров, конкурсов.Что касается жилищного домостроения, то это – свидетельство жадности, в первую очередь.

Одно из правил качественного развития городов: не давать кварталам одного дизайна захватывать территории больше 6 гектар…Что мы видим в Нижнем? Огромные массивы разукрашенных высоток – самых примитивных по типологии. Застройщику так проще и дешевле, но город-то почему на такое соглашается? Вспомните, каким был первоначальный проект «Мещерского озера»: с раскрытием панорамы реки, ступенчатыми домами.

- Вот вы говорите про «ступеньки». Почаинский овраг тоже «ступеньками» собираются застраивать. Выходит, они молодцы?

- Там лишь попытались использовать известный прием по созданию ступенчатого объема - с террасами. А ещё там тоже есть окна и двери – тоже молодцы?.. На Мещерке озеро не засыпали – окаймляли современной застройкой. Овраг же хотят просто уничтожить – и это серьезная градостроительная ошибка. То, что могло стать общим – сквером, предположим, становится частной территорией с песочницами, не более.

Проект по застройке Почаинского оврага

- Может, всё гораздо проще: надо жить по генплану. Чем не гарантия от ошибок?

- Возьмем в качестве примера Стрелку. В градостроительной документации она такой же участок, как и сотни других под застройку: снести, спилить, расчистить. Найдите в генплане упоминание про его уникальность – в этом и проблема! Отсюда и подходы как к потенциальному пустырю без исторических вех и артефактов. Главный архитектор области Сергей Попов недавно сказал, что на Стрелке всё идёт по плану. А планы-то эти утверждались в 2009- 2014 годах! А новые вводные - когда общественность открыла для публичного рассмотрения историю пакгаузов – появились в 2015 году. И вот два года мы пытаемся достучаться до чиновников. Как видите, у этого «катка» слишком большая инерция… Генплан - отдельная тема, главное - сами подходы к вопросам градостроительства архаичны.

- Вы упомянули слова Попова: «на Стрелке всё идёт по плану». Звучит угрожающе...

- Сейчас вышла экспертиза, которую подготовило региональное управление государственной охраны объектов культурного наследия. На основании этой бумаги кирпичные фасады и крышу пакгаузов вдоль Волги можно демонтировать – раздеть ажурные конструкции, без проекта собственного сохранения их как объекта культурного наследия. Защита конструкций там описана как нанесение некоего состава «путем макания кисти» и т. д. Не удивлюсь, что в результате может оказаться, что конструкции однажды упадут – ах, не доглядели! Но наша организация «Открытая Стрелка» не намерена мириться с такими экспертизами. Тем более, летом уже снесли железобетонные пакгаузы – безо всякого вразумительного объяснения, кроме того, что кому-то их вид не нравился.

Снос железобетонных пакгаузов на Стрелке

Внешний вид можно было заменить на современный, а вот стоимость возведения подобного железобетонного каркаса – около 500 миллионов рублей. Денег у города, как обычно, нет, но вот чтобы удовлетворить чьи-то представления о прекрасном, взяли и смахнули полмиллиарда... Странно, что никакие другие варианты кроме тотальной «зачистки» власть не придумала. Грустно, но мы всё равно готовы встречаться, объяснять, убеждать. Другого не дано.

Александр Седов.

Заглавное фото Валерия Шибанова

 

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
О чем говорят
Выборы-2017
13:54, 19 сентября 2017
Последние комментарии
Александр Глушков: тайна за 37 печатями
Балахнинец, 13:21, 08 декабря 2017
"мы ждали, что «Единая Россия» и правоохранительные органы хоть как-то отреагируют на этот...
«Дело Булавинова» должно быть доведено до конца!
ALEXANDER PICHUGIN, 01:20, 05 декабря 2017
Уважаемый nikom, мы с вами говорим об одном и том же - нужны доказательства вины или ее отсутствия...
«Дело Булавинова» должно быть доведено до конца!
nikom, 00:33, 05 декабря 2017
Где доказательства? Вы их не предоставили. Какие-то неназванные "очевидцы". Теперь ещё и про...
Редакционный чат: пятое колесо дептранса
dolboeb, 23:17, 23 ноября 2017
Сколько же вам платят за обсир транспортной реформы?)))
Откопать мечту: питерский бизнесмен собрался строить в Нижнем частное метро
Айлюлиберезонькастояла, 17:55, 24 октября 2017
Ага...Это где-то на уровне межпланетного шахматного турнира, товарища Бендера.
ПППрогнозы
sicilian, 13:50, 18 октября 2017
разогнать ВСЕХ депутатов гордумы с волчьим билетом на участие в политике, набрать новую "элиту" и...
toup