14 ноября 2019, 03:32 Четверг
Нижний Новгород, +1

Аналитика

Не дать ребенку пропасть

18:40, 26 мая 2019

Каждый год в нашей стране принимается от 45 до 50 тысяч заявлений о пропаже детей. В большинстве случаев речь идет о самовольных уходах детей из дома из-за конфликтов с родителями или сверстниками. Реальных розыскных дел заводится всего от 7 до 9 тысяч. Это значит, что большая часть заявлений закрывается в первые два дня, когда детей либо находят, либо они самостоятельно возвращаются домой. Это лучшая часть страшной статистики. 10% пропавших детей не находятся никогда. И пока эту цифру не может изменить ничего, даже посвящённый проблеме Международный день, который отмечается 25 мая.

По теме

На самом деле, статистика из года в год почти не меняется. Дети уходят, сбегают, теряются, попадают в беду, их похищают. Но общий процент тех, кого не нашли, не уменьшается. Это значит, что проблема остается острой, и до сих пор не найдено работающих механизмов, как не дать «потеряшке» пропасть окончательно.


Почему пропадают дети?

В первую очередь это несчастные случаи. Провалился в колодец, ударило током, заблудился или случилось с ним что-то, из-за чего ребёнок пострадал. Следующая причина – резкое ухудшение здоровья, из-за чего ребёнок не может сообщить о себе или вернуться домой. Далее – криминал или ДТП. Тут тоже всё понятно: речь о похищении ребёнка или о том, что он пострадал, попав под машину. (здесь надо помнить, что ДТП – это на сегодня основная причина гибели людей в России). Далее – самовольный уход. Подростки часто бегут из дома, маленькие дети уходят от родителей и теряются.

Ещё одна причина пропажи детей – суицид. И самый распространённый случай: нарушение коммуникации. Севшая батарейка в телефоне, не поставленные в известность родители. Это когда ребёнок потерялся и его ищут, а он просто находится у кого-то из друзей или гулял или просто временно не мог о себе сообщить.


Видео, присланное "Репортёру-НН" одной из читательниц - всего лишь рядовой эпизод, вызвавший волну обсуждений в соцсетях

Сложно проводить статистику среди всех этих причин и сравнивать, в каких случаях дети пропадают чаще. Ситуация такова, что официальная статистика, как обычно, далека от реальности, а находят детей гораздо чаще не полиция, а волонтёрские организации, которые больше взаимодействуют с населением и могут организовать поиск там, где полиции не хватит ни людей, ни методов.

Очень показательна в этом смысле история поисков четырехлетнего Ярослава Балуева в октябре 2017 года. Это была самая масштабная поисковая операция в регионе – вышли несколько тысяч человек, как спецслужбы и военные, так и волонтеры – опытные и не очень. Для многих это были первые поиски в жизни, а сама операция, несмотря на итоговый успех, выявила массу вопросов. Заблудившегося Ярослава нашли именно непрофессиональные поисковики, причем в стороне от работы основных сил. Просто повезло.  


Как сегодня ищут пропавших детей?

Это уже из категории того, что нужно помнить и не забывать никогда, в первую очередь родителям. В России существует миф, что полиция принимает заявление о пропаже ребенка только после трех дней его отсутствия. В действительности заявление принимается незамедлительно и в течение трех дней по нему выносится процессуальное решение. В противном случае это нарушение действующего законодательства. Лучше подавать заявление о пропаже не в территориальный отдел полиции, придя туда лично, а позвонить по горячей линии 112. Когда звонок фиксируется через эту службу, заявление ставится на контроль по округу, и тем самым обеспечивается более оперативное принятие решений.

Если вам кажется, что последнее время дети стали пропадать чаще и больше, то это говорит в первую очередь о более широкой огласке. Об этом стали больше писать, соцсети быстро подхватывают и распространяют информацию поисковых отрядов.

Сергей Шухрин, руководитель ПСО "Волонтер-НН":

– Огласки сейчас, конечно, больше, и полиция вынуждена подтягиваться за волонтёрами. Ну и не так давно вошло в постоянную практику, что при пропаже детей и подозрении на причинение вреда их здоровью, автоматически возбуждается ст. 105 УК РФ, чтобы запустить все необходимые механизмы для поиска.  И всё же начинать нужно с очень простых вещей. Обзвонить друзей и знакомых, позвонить волонтёрам  в поисковые отряды. Запустить как можно быстрее процесс поиска. Привлечь СМИ. И это всё параллельно с обращением в полицию. Чем огласки больше, тем лучше. У нас в отряде  «Волонтёр НН» есть такая задача-максимум: чтобы через час о пропавшем ребёнке знали все жители Нижегородской области. Мы давно себе придумали этот временной отрезок и стремимся к нему. Восемь лет назад этот промежуток был 2-3 недели. Сейчас – это 2-3 дня. Чтобы это было 2-3 часа – над этим ещё нужно работать.

Конечно, «Волонтёр НН» – не единственный поисковый отряд в области, но самый большой и один из самых эффективных. Есть также группы, отделившиеся от него – например, ПСГ «Рысь». Есть московский отряд «Лиза-Алерт», представительство которого работает в Нижегородской области. И ситуация, в которой все поисковые структуры не очень делятся друг с другом информацией, конечно, выглядит совершенно по-дурацки, признается Сергей Шухрин.

Удивительно, но сегодня еще можно услышать мнения, что поисками людей должны заниматься исключительно профессионалы «на зарплате». Очень ярко разброс мнений на этот счет проявился в обсуждении трагической гибели трехлетнего мальчика Лёни в августе 2017-го.

И всё же детей ищут и чаще находят.  Самая важна вещь в этом случае – коммуникация и время, которое прошло с момента пропажи, потому что, если случай криминальный, у ребёнка есть всего 3-4 часа жизни. И важны все методы. Все возможности. Любой способ.

Примечателен последний нижегородский случай. Сегодня, в ночь после Дня пропавших детей, в Нижегородской области стало известно о пропаже братьев Багрянцевых – семилетнего Артема и четырехлетнего Влада. И снова это тот же Кстовский район, где почти год назад пропала Маша Ложкарева. Реакция волонтеров была мгновенной, и уже к утру, когда многие СМИ еще только размещали информацию о пропаже, стало ясно, что с мальчиками всё в порядке. Если можно так сказать о детях из не самых благополучных семей.


Музыка тоже спасает

Впрочем, даже спустя годы после пропажи ребенка надежду терять нельзя. Ровно четверть века назад широкую известность получила история с музыкальным клипом. Американский коллектив Soul Asylum, снимая клип на свою песню “Runaway Train”, решил использовать в нем фотографии пропавших подростков – и результат поразил всех, от самих музыкантов до президента Клинтона. Популярность и эффект песни были таковы, что она взлетела в чартах, было выпущено несколько версий клипа – три для США, и по одному - для Великобритании, Германии и Австралии. Всего в клипах было показано около 30 фотографий пропавших детей. На сегодняшний день есть достоверная информация о 9 из 30 появившихся в клипе детях. Двое оказались мертвы, один из них – похищен. Трое вернулись к семьям, трое поговорили с семьями по телефону и один позвонил в поисковую организацию и просил передать своим родителям, что с ним все в порядке. И группа Soul Asylum, оставшаяся по сути группой одной песни, сделала для мира гораздо больше, чем многочисленные известные рокеры. Стоит только внимательно послушать саму песню, чтобы понять: она тоже об этом.

В России что-то похожее сделали в 2013 году DJ Грув и медийные музыкальные лица, но, конечно, поставить это творение в один ряд с “Runaway Train” будет не очень корректно. Впрочем, повторимся, важен любой способ.

А вот совсем свежий самодельный музыкальный ролик отряда «Волонтёр-НН», хоть и не претендует на хит-парады, но содержит ряд очень доходчивых рекомендаций для родителей.

И в качестве постскриптума - несколько фотографий детей, пропавших в Нижегородской области. Их судьба по-прежнему неизвестна, и любая информация может стать спасительной. 

Международный день пропавших детей начал свою историю с 1979 года, после пропажи американского мальчика Эвиана Пейтса, поиски которого не увенчались успехом. Через год после этой резонансной истории в США заработал Национальный центр поиска пропавших и эксплуатируемых детей. В 1999 году был организован Международный центр поиска пропавших и эксплуатируемых детей (ICMEC). Именно эта организация в 2010 году и учредила 25 мая Международный день пропавших детей. Россия присоединилась к нему спустя два года. Единого центра, реестра или единой системы поиска детей у нас в стране пока нет.


Роман Голотвин, Александр Пичугин

Комментарии
Хотите участвовать в обсуждении? Пожалуйста, пройдите процедуру регистрации
Последние комментарии
Экспедиция в «Швейцарию»: в поисках идей и баланса
Нижегородец, 16:23, 11 ноября 2019
Часто гуляю по парку и вижу как его разрушают. Лазят по противооползневым стенам на нижних ярусах...
Полиция подтверждает, что у избитого оперативниками Игоря Крайнова найдены наркотики
Hifish, 14:57, 05 октября 2019
У коллег из Кстати ролик подлиннее. И в первой его части видно (если хорошо приглядеться), как...
Иван Прохожев: «Я сейчас готов на всё, чтобы вернуть ребенка!»
Маруся, 10:16, 03 октября 2019
Терпения Ивану и сил в борьбе за дочку
Цель: найти живыми
Док, 10:21, 25 сентября 2019
Соглашусь с мнением своего командира, С. Шухрина. Поиск - не место для соперничества и соревнования...
Что депутат может сделать за один год? - отвечают "новобранцы" гордумы Нижнего
Artem, 14:37, 19 сентября 2019
Ну давайте посмотрим, что же сможет сделать "однолетний" депутат. По одной из версий, некому...
НМЖК: запах есть – превышений нет!
ssuloev, 21:38, 13 сентября 2019
не последний. воняет!
toup